Обкакаться во сне

Обкакаться во сне

Только роды — глазами мужа и жены

Буду по пунктам, так проще.

1. Роддом в Люберцах — один из наиболее удачных вариантов родов. Прекрасный врач, очень удачный вариант послеродового пребывания — жили втроем в отдельной палате, от «палаты» практически ничего не было, скорее, комната.

Широченная двуспальная кровать, люлька для ребенка, зеркальный шкаф, очень похоже на номер в 3-звездном отеле. Все выдержано в едином стиле (в нашей палате — «гжель», все пять палат разные).

Из-за малого объема работы медсестры дружелюбные, по первому зову — всё, что угодно. Им, по-моему, даже в кайф, не все же время книжки читать, хоть какое-то развлечение.

Туалет и душ — один на всех, всё чисто. Кухня, холодильник, на кухне вся необходимая посуда, вплоть до бокалов для шампанского :). Большая общая комната — телевизор, видак, музыка. Больничная атмосфера практически изжита.

2. Врач. Захарян Армен Иванович. Единственный (а мы перепробовали много врачей и мест), кто обещал сделать всё возможное, чтобы мы родили сами (напомню, у нас было тазовое предлежание).

Самая чумовая фраза была произнесена завотделением (. ) в 25-м роддоме. Примерно так: «Да вы представляете, что такое тазовое предлежание. Только кесарево! А то получится, что весь ребенок родился, а голова В МАТКЕ (. ) останется!» Видимо, тетя решила, что мы собираемся рожать жирафа 🙂

Деньги ($750, которые, по словам Захаряна разошлись следующим образом — 300 — администрации, 150 — ему, 100 — нашей акушерке Тамаре из школы «Рождество», 200 — палата) отдал ему сам после завершения родов.

По контракту было бы примерно также, разница в том, что он бы получил около 500 рублей. Сам же он говорил, что за 500 рублей брать на себя такую ответственность он не будет — будет кесарить. Несколько цинично, наверное. Но работа должна быть оплачена. Более сложная работа должна оплачиваться лучше. Как к врачу и как к человеку — никаких претензий.

3. Роды. Особенно присутствовать на родах я не хотел, но был уверен в том, что это необходимо. Когда жене тяжело, муж не имеет права пьянствовать с друзьями в ожидании результата. Я всегда считал, что присутствие мужа и реальная помощь — в основном во время схваток, причем, в основном, моральная, чтобы не оставлять жену наедине с болью на несколько часов среди чужих безразличных людей, а большей частью — вообще одну. На самом деле все оказалось не так.

Естественно, моральная поддержка была оказана 🙂 То, чему нас учили в школе «Рождество», оказалось лишним (имеются в виду массажики) и Ольгу только раздражало. Было несколько обидно. Я так рвался «поспособствовать» :))!

Роды шли достаточно вяло, поэтому через три часа поставили капельницу с окситоцином. Долго не могли попасть в вену — только с шестой попытки, и то пришлось вызывать сестру-анестезиолога. Кровищи было много. После этого схватки пошли активнее, тужились вместе, то лежа, то на корточках.

Непосредственно рожали полусидя. Приложили сразу, перерезал пуповинку сам, достаточно быстро. Потом сделали «Джакузи» — в ванночке кислородом из шланга.

Врач сделал один надрез. Больше всего поразил звук, с которым ножницы режут живую ткань. И то, что Ольга этого не заметила, и в самом деле организм имеет свою «самоанестезию».

4. Ощущения. Заранее сорри за штампы. Присутствовать мужу на родах нужно в том случае, когда у обоих супругов нет никаких сомнений в искренности и глубине чувств. Ничего даже отдаленно напоминающего совместные роды по глубине сопереживания, физического и морального единения, в природе не существует. Куда там сексу с самыми бурными оргазмами :))) У меня появилось уверенность, что наш брак — нерушим. Это стало настолько очевидно, что даже сам удивился.

Как-то при обсуждении совместных родов в ТД женщины, помню, страшно боялись обкакаться при муже во время родов. Это настолько смешно, что в комментариях не нуждается. У нас это было (несмотря на клизмы). Это настолько не имеет никакого значения! Словами очень сложно передать.

Женщина настолько прекрасна во время родов! Мысли о том, что муж потеряет сексуальное влечение после этого — ерунда. Жена стала еще более любимой, прекрасной и желанной. За время беременности было достаточно много воздержания, снились эротические сны :). Так вот, через пару дней после родов был сон с участием собственной жены :). Такого до этого не было :)).

Если будут какие-то вопросы, задавайте. Буду рад ответить.

Комментарий

Но вот когда начинается самое трудное, тут увольте, странно мне как-то было бы на муже висеть или за руку его держать (сломала бы я ему руку, вот что). Хорошенькое дело, ну что он мог бы сделать в этот момент? А просто стоять и смотреть, как другой человек работает, это тоже не для каждого, садизм какой-то.

Чем муж занимается в самый трудный момент? Ольга рожала полусидя, во время потуг я приподнимал её, нагибал, но самое главное — помогал дышать. Странное ощущение, когда с человеком синхронно дышишь на протяжении нескольких минут, а также вместе напрягаться и расслабляться. Был момент, когда от слишком активного дыхания (я все время с громким звуком показывал Ольге, как глубоко ей надо вдыхать:)) меня капельку повело :), и одни потуги прошли без моей дыхательной поддержки. Они были значительно менее эффективны.

Как появлялся ребенок, я видел только боковым зрением, поскольку мог смотреть только на Ольгу. Особого желания рассматривать момент появления не было. И потом, когда бегал по палате с ребенком, с ванночкой и т.д., а Ольгу продолжали обрабатывать, сознательно старался не фиксировать взгляд на том, что и как там с ней делают. Чтобы не испортить общего настроя.

Кстати, кроме того, что я уже писал (похудел на 4.5 кг :), на следующий день сильно болели мышцы пресса. Несмотря на то, что я хорошо тренированный человек. Казалось, что я в спортивном зале в течение 40-50 минут занимался исключительно тем, что качал пресс 🙂

Ну вот и я, наконец, собралась поведать миру о своих родах. Просто расскажу с самого начала.

Первые схваточки начались у меня около 7 утра. Что-то стало потягивать. Но болело и раньше. Так как я вообще уже и не чаяла родить, заждалась, то не очень-то и поверила. В 9 утра я окончательно убедилась, что потягивает с некоторой периодичностью, и отправилась будить мужа. «Все, — говорю, — рожаю!»

Радостный и сонный супруг достал книжку о родах, которую я уговаривала его почитать весь последний месяц и взялся за чтение :))) Радостно комментируя написанное, мы провалялись в постели еще час и решили звонить нашей акушерке с курсов.
Акушерка Тамара подтвердила мои подозрения о родах и сказала, что скоро приедет. Схватки нарастали.

К моменту приезда Тамары, к 13 часам, схватки шли примерно каждые 10-12 минут по 30-40 секунд, раскрытие шейки было около 3-4 см.
В 15 часов было решено собираться в роддом. Врач Захарян Армен Иванович, в Люберецком роддоме работающий, был предупрежден с утра, что мы тут рожаем потихоньку, он нас ждал. Я пока приступила к процедурам «помыться, побриться и проклизмиться». Отвратительные процедуры, не считая «помыться» :)))

Кстати, Захарян в роддоме даже сказал двум практиканткам, что вечером ожидаются тазовые роды, и они мужественно нас прождали. «А то когда они еще увидят тазовые роды!» — сказал Захарян. Увы 🙁 Ну, почему кесарят всех подряд.

В 16.30 с раскрытием 5-6 см, схватками каждые 5 минут по минуте, мы появились в приемном отделении Люберецкого роддома. Мы — это я, муж Алексей и акушерка Тамара. На просьбу позвать Захаряна добрые нянечки крикнули, что им некогда и чтобы мы не мешали. На сообщение, что у меня сильные схватки парировали: «Ничего страшного!» В общем, Советский Союз!

В конце концов, прибежал Захарян, провел нас, меня оставили обмеряться и фиксироваться. Муж побежал переодеваться и оставлять вещи, разные баулы, с собой привезенные, в палате, где потом будем лежать. Через 10 мин я и Тамара оказались в просторной светлой родовой. Муж где-то затерялся вместе с Захаряном, а мы пока стали осматриваться. Я начала комментировать замечательную сорочку, данную мне в приемном, с кучей печатей на спине :))).

В дверях появилась роддомовская акушерка. Застелив кровать и окинув меня взглядом, она сказала: «Улыбаешься? Ну-ну. Посмотрим, как будешь улыбаться в конце!» И удалилась, оставив меня с раскрытым ртом :)))

Наконец, пришел муж, которого отвели, оказывается не в ту родилку. Чуть было в разных родильных не родили :)))

Еще час-полтора мы бродили по родилке, делились впечатлениями. Пришел Захарян, вынес вердикт — пузырь мешает, попа его проткнуть не может (моя красавица шла попой), надо протыкать. Проткнул. Дело пошло веселее.

Еще 3 часа раскрытие оставалось 7 см, схватки шли каждые 3 мин по минуте, довольно сильные и болезненные. Никто ничем помочь не мог, все массажики раздражали, достаточно было просто присутствия родного мужа и акушерки, которой доверяешь. В 20.30 Захарян решил ставить капельницу с окситоцином, так как прогресса не было.

Как ставили капельницу — это отдельная, очень слезная история, так как вены у меня плохие, они лопались сразу после попадания катетером в вену. Поставили капельницу только на 6 раз, позвав спец. человека из реанимации. Я истекла кровью, а по лицу мужа было видно, что если они еще раз будут переставлять, то за каждую дырку в вене он будет убивать по одному человеку. Наконец-то капельница была установлена.

И тут началось настоящее веселье. Схватки пошли как сумасшедшие, но попе моего ребенка надо было продвинуться вперед, поэтому тужиться мне запретили, схватки надо было продыхивать, ужасное занятие. Потом мы тужились на корточках вместе с мужем, потом снова продыхивала я схватки, а муж то бегал за водичкой, то протирал лоб, то просто подбадривал.

Поражала роддомовская акушерка, которой ничего не стоило облокотиться на меня во время схватки или лезть там что-то вытирать в пик боли. А когда мы сидели на корточках, она просто выбежала из родилки, не в силах на это смотреть. А когда она узнала, что я рожаю ребенка в ягодичном предлежании, ужасу ее не было предела, и она не преминула заметить, что голова обязательно у ребенка застрянет! В общем, если бы Захарян ее не затыкал, я бы стукнула ее чем-то в состоянии аффекта :)))

А потом меня перенесли на кресло, поставили спинку вертикально, я оказалась как бы сидя, и сказали: «ВСЕ! Работай. » И я стала тужиться. Точнее, я стала слушать, как «тужится» муж, и делать так же, так как больше я ничего не соображала, просто понимала краем сознания, что надо слушать мужа.

В 22.10 появился на свет замечательный человечек весом 3550, ростом 53 см. С густой шевелюрой и нескромным маникюром :))) Анечку сначала положили мне на живот, потом новоявленный папа перерезал пуповину, и его отправили купать ребенка. Принесли ванночку, пустили туда 2 шланга с кислородом и получилась джакузи 🙂

А потом чистенького ребенка приложили к груди. Затем, закончив обработку моих органов деторождения, отвезли нас в послеродовую палату, где мы и прожили все втроем еще 4 дня.

В общем, итог очень хороший — здоровый (три раза ТЬФУ. ) ребенок. Я, всего лишь с маленьким разрезиком, вместо обещанного в остальных местах кесарева. Папа, гордый собой и занимающийся ребенком с первого дня. Хорошие воспоминания о роддоме, особенно о послеродовом отделении. И огромная благодарность врачу Захаряну Армену Ивановичу, который не побоялся «нас рожать» естественным путем.

Источник:
Обкакаться во сне
Роддом в Люберцах — один из наиболее удачных вариантов родов. Прекрасный врач, очень удачный вариант послеродового пребывания — жили втроем в отдельной палате, от «палаты» практически ничего не было, скорее, комната.
http://rodili.ru/story/tolko-rody-glazami-muzha-i-zheny

Обкакаться во сне

С самого начала беременности я почему-то считала, что рожу 1го сентября. «Все будут работать, а мы будем праздновать !»- говорила я.

31 августа вышла пробка, и я уже внутренне обрадовалась, мол, вот она какая, интуиция беременной женщины. Но 1го ничего не происходило. Лишь 2го после обеда начались слабые, но регулярные схватки. Я делала какие-то дела по дому. Потом мы со свекровью и дочкой налепили килограмма 3 пельменей, которые сейчас меня здорово выручают. День пролетел стремительно и незаметно.

Ночью схватки продолжались, но ни сила и периодичность их не менялась. Однако, спать с ними было трудно, хотя они были безболезненными. Когда начало светать, меня все-таки сморило. Проснувшись к обеду, я обнаружила, что схватки пропали. Обрадовавшись, я еще провалялась в постели несколько часов — этого я не могла себе позволить с самого рождения старшей дочери. И никто меня не беспокоил, хотя я не предупреждала. Я чувствовала колоссальный прилив сил — хотелось перевернуть весь дом, но муж посоветовал ограничиться банальной уборкой и хотя бы не приступать к мытью окон.

Ближе к ночи вернулись схватки. Шел фильм про гольф. Мне думалось тогда, что роды похожи на этот спорт. Маршрут известен, ты неторопливо двигаешься от лунки к лунке. Можешь идти, а можешь воспользоваться автомобилем. Можешь быть один, или кто-нибудь понесет тебе клюшки. Возможно даже, у тебя будут болельщики. Все придут к месту назначения, к финальной лунке, вопрос только во времени. И почти всю ночь я обдумывала эту аллегорию в ванной..

Но с рассветом схватки опять пропали. Стало грустно и рожать совсем расхотелось. Буду ходить до ПДР еще неделю, решила я. Видимо, мой мячик улетел совсем в другую сторону. Но утреннюю прогулку с дочкой пришлось прервать, потому что мои любимые схватки через 7 минут опять вернулись, хотелось лечь и поспать.

Поздно вечером, поняв что ничего не меняется уже третьи сутки, я почувствовала какую-то пустоту, бессилие и тревогу за ребенка. И эта тревога явно не пошла бы на пользу процессу. Нужно было на что-то решаться — или спать или рожать. Решила рожать. Немного «помедитировав» с опытным человеком, мы выдвинулись в СПЦ.

Не обошлось без анекдотов. По дороге много раз останавливались — постоянно хотелось пИсать. В один момент, я подняла глаза и увидела над собой фонарь, а рядом — стройку, вагончик сторожа и его лицо в окошке с решеткой. Не придумав ничего умнее, я приветственно помахала ему рукой. Еще было забавно на КПП. Муж отдал два наших паспорта охране и сказал что везет жену на роды. Охранник вернул документы, но тут решил таки заглянуть в машину. Увидев меня, встревоженно спросил у мужа, кто еще едет с ним.

Схватки стремительно нарастали, и уже на подъезде к роддому пошли через 3 минуты. Я ликовала! Шел второй час ночи. Когда нам открыли дверь, я вошла, вцепилась в косяк в приемном отделении и повисла на нем. Он был такой милый, такой нужный человечеству в лице меня. Я улыбалась ему, посвящала стихи, готовилась отобразить на великих полотнах. Ничего в мире не было прекраснее этого косяка.

Но из этой эйфории меня быстренько вернули на землю в приемном отделении. Опять ушли схватки — через 8-10 минут. Поднявшись в родзал и встретившись с доктором, я разглядела на бэйджике фамилию Кийко, очень обрадовалась и опять решила рожать. Доктор кстати сообщила, что у них сегодня аншлаг, и если я рожу до обеда, то мне достанется последняя свободная койка. Нас оставили. Часа два мы были одни с мужем.

На схватке комфортнее всего мне было просто гулять в мягком присяде (на полусогнутых ногах, короче говоря) в одном уголке этой комнаты — два шага вперед, два шага назад. В этих родах я так и не встала на колени, как обещали. А в паузах, я сразу металась к тазику. Ужас сколько во мне воды было, оказывается! В один из таких «присестов» я услышала оглушающее «бабах» — лопнул пузырь.
Позвали доктора. Раскрытие 8-9 см. Акушерка оделась и больше не оставляла нас. Меня согнуло буквой «Г», опершись о родильную кровать я гуляла вокруг нее приставным шагом. Было очень удобно. Пришла боль, но она была «иная». Прошло совсем немного времени, не больше получаса, а может и 2 минуты, я не знаю, — начались потуги.

Акушерка велела дышать собачкой, сказала, что рожать рано. Я так старалась, открывала рот так широко, что могла бы арбуз проглотить, выкатывался язык, выпучивались глаза. Мне казалось, ребенок сейчас через глаза вылезет. Мне совсем не нравилось так дышать, был тут элемент суеты, бестолковости. Через 1 или 2 или 3 потуги, я поняла, что больше не могу. Пришлось их поубеждать, что пора рожать, что я всегда так делаю. Мне возражали, предлагали на бочку полежать. Еще предлагали в душ сходить, но санитарка, которая тут же бродила зачем-то, сказала, что такую в душ лучше не пускать — хорошо знает мой типаж, видимо. Потом я сказала что рожаю и все тут. (ну я грубее сказала, но цензура порежет).

Вот, собственно, и все. Получилось много, и как будто все о другом. А хотелось написать об ощущении внутреннего света и торжества бытия, которые сопровождал меня. От фразы дочери в самом начале — «у тебя в животе огонек», через прощальное поглаживание по голове, до того, как солнце окрасило сосны под окнами 5го сентября 2009 года.

Источник:
Обкакаться во сне
Я ЕСТЬ С самого начала беременности я почему-то считала, что рожу 1го сентября. "Все будут работать, а мы будем праздновать    !"- гово…
http://center-ozero.tomsk.ru/rasskazy-o-rodah/ya-est.html

COMMENTS