Половой акт с внутренней стороны

Глава 12

Глава 12. Сочетание нарушений половой функции у мужчин и женщин (Либих С.С.)

Половая функция — парная деятельность. В руководстве, посвященном физиологии и патологии мужчины, должно быть отражено все многообразие взаимозависимости функционирования мужчины и женщины в процессе половой жизни.

На первое место и по распространенности, и по социальным последствиям выступают сексуальные дисгармонии или функциональные половые нарушения, зависящие от обоих партнеров. Дисгармонии, строго говоря, еще не являются болезнями. Скорее, их можно отнести к предпатологическим состояниям. При них имеется повышенный риск сексуальных заболеваний в дальнейшем. Патогенез дисгармоний сложен, он зависит от повреждения различных уровней регуляции половой жизни. По ведущему компоненту патогенеза выделяют 3 вида дисгармоний: 1) социально-психологические; 2) физиологические (или психофизиологические); 3) технические.

Рассмотрим каждый вид дисгармоний более подробно.

С точки зрения социальной психологии, половая жизнь представляет собой один из сложных видов процесса общения. Как таковой он доступен изучению социально-психологическими методиками и отличается всеми основными закономерностями общения. С точки зрения системного подхода, половая жизнь — это система, проявляющая себя в специфической деятельности, имеющая ряд подсистем и работающая правильно только при наличии постоянно действующей обратной связи и соответствующей самокоррекции партнеров.

Например, у мужчины имеются вполне удовлетворительные и спонтанные, и адекватные реакции. Однако уже в подготовительном периоде он охвачен тревогой, появляется сверхценная мысль о возможности исчезновения эрекции именно в момент интроекции. Все детали этого периода становятся объектом его концентрированного внимания. Все это приводит к тому, что эрекция в ожидаемый момент действительно исчезает. Последующие неудачи, протекающие на фоне сильного аффекта стыда, растерянности, закрепляют это состояние.

Когда мы говорим о трех типах сексуальных дисгармоний: — социально-психологическом, физиологическом и техническом — мы понимаем, что все эти 3 стороны половой жизни тесно связаны между собою и нарушение одной из них лишь преобладает в каждом из этих типов.

Во время полового акта (и его эквивалентов) социально-психологическая дисгармония возникает вокруг проблемы понимания партнерами друг друга. Все это проявляется буквально во всех компонентах полового акта, начиная с выбора позиций. Позиции, когда мужчина находится наверху, а женщина внизу, или когда женщина сидит на мужчине, который лежит на спине лицом вверх, совершенно различны не только по физиологическим, но и по социально-психологическим характеристикам. Психологи указывают на то, что если половая жизнь представляет собой общение людей, то она должна совершаться «лицом к лицу» (партнер должен видеть, воспринимать мимику другого партнера). В то же время целый ряд физиологически весьма полезных и оправданных позиций (на боку, мужчина позади женщины; коленно-локтевое положение) не дают возможности видеть лицо партнера.

Все периоды полового акта имеют свою социально-психологическую сторону и, следовательно, в неблагоприятных случаях и социально-психологические дисгармонические явления.

Необходимость речевого контакта партнеров во время полового акта оценивается различно. При речевом контакте обогащается палитра переживаний партнеров за счет эмоционального воздействия речи, но одновременно возрастает и вероятность неудачных, неуместных, отвлекающих и травмирующих высказываний. При контакт-анализе речи партнеров (анализ содержания), записанной на магнитную ленту, можно выделить эгоцентрическую и альтруистическую направленности речи, вскрываются недостаточно осознанные конфликты.

Центральным социально-психологическим моментом общения партнеров во время полового акта является проблема понимания. Отсутствие понимания одним сексуальным партнером эмоционального состояния, затруднений, неумения другого партнера ухудшает ситуацию, вызывает раздражение, общее напряжение обоих партнеров. В случае гармонических отношений понимание может быть очень тонким, вплоть до возможности предвосхищения, предвидения потребностей и настроения партнера, что дает впечатление осуществления его желания до того, как оно было им осознано.

Другая крайность заключается в том, что женщина комментирует сексуальное поведение партнера во время полового акта или сразу после него в неблагоприятном смысле. Одним из распространенных проявлений такого поведения является заявление: «Ты — не мужчина». Довольно часто можно встретить упреки различного типа, носящие сексологический характер. Цель этих упреков — досадить, вызвать фрустрацию (растерянность). Анализ женских упреков показывает, что они могут отражать как общую неудовлетворенность женщины (сексуальную, психологическую), так и особенности ее личности (властолюбие, агрессивность, ограниченность).

На половую жизнь влияют и другие физиологические состояния, непосредственно не связанные с ее особенностями. У женщин следует считаться с закономерностями менструального цикла. Вообще говоря, в период менструаций у многих женщин возрастает половое влечение, и, казалось бы, чисто физиологически половая жизнь в период менструаций будет весьма эффективна. В то же время существует много отрицательных факторов (главный из которых — возможность внесения инфекции). Кроме того, физиологические потребности женщины могут вступить в противоречие с ее психологическими установками на половое воздержание в период менструации. Играют роль и опасения женщины показаться неэстетичной в этом периоде. Вся совокупность факторов приводит к противоречивой практике сексуальных партнеров в этом периоде.

Рассмотрим отдельно так называемый фактор усталости. Вообще говоря, по нашему мнению, связь утомления и отрицательных моментов половой жизни является несколько преувеличенной. В таком взгляде сказываются пережитки прошлых теорий о так называемых половых излишествах, которые якобы крайне утомляют людей. Сказываются также теории о том, что половой акт требует огромной затраты сил, хотя ясно, что эта огромная затрата сил лишь компенсирует сексологическую неграмотность.

Чаще всего на практике мы видим не истинное влияние усталости на качество половой жизни, а использование соответствующих представлений для достижения и оправдания своих целей. Для женщины — это стремление избежать половой близости с мужем, для мужчины — оправдать свой монотонный и стереотипный секс. Если же имеет место астенизация, более стойкая и длительная, в результате какого-либо тяжелого соматического или инфекционного заболевания, то требуются известные ограничения в половой жизни, однако не полные и на относительно короткий срок.

Во время полового акта технические дисгармонии весьма разнообразны. Это ярко наблюдается при ошибках в выборе позиций. Например, при промежностном типе оргазма применяется техника полового акта в позиции, приспособленной для клиторного типа оргазма (мужчина наверху, ноги женщины опущены). В то же время коленно-локтевое положение более подходит для промежностного оргазма, позиция женщины, сидящей на мужчине, — для шеечного оргазма и т. д.

Во время самого полового акта технические ошибки могут быть допущены при фрикциях. Одна из часто встречающихся ошибок мужчины — отсутствие стимуляции женских фрикций. Мужчина старается «взять на себя всю работу». Кроме того, быстрые, сильные и глубокие фрикции, по распространенному мнению, как бы повышают престиж мужчины. Однако эти фрикции в то же время придают этому периоду колорит монотонности и однообразия, они не способствуют активному включению женщины во фрикционную деятельность. Женщина скорее привыкает быть пассивной, в лучшем случае — как бы только воспринимает их, а в худшем — ждет, когда они кончатся. Между тем медленные и неглубокие фрикции мужчины в начале фрикционного периода, вызывая у женщины сладострастное, но не завершенное чувство, способствуют ее стремлению к продолжению и усилению мужских фрикций, иными словами, она активно включается во фрикционную деятельность.

Смена темпа и характера фрикций на протяжении полового акта абсолютно необходима. Ближе к оргазму фрикции должны усиливаться, ускоряться и углубляться.

В зарубежных работах, вообще говоря, очень подробных и серьезных, техника сексуальных отношений изложена хорошо, но отсутствует описание тесной взаимосвязи между техническими и психологическими дисгармониями.

Кроме сексуальных дисгармоний, наблюдаются и другие сочетания нарушений половой функции у мужчин и у женщин.

В нашу задачу не входит подробное описание аноргазмии, так как эта тема изложена в руководстве по женской сексопатологии [Якобзон Л. Я., 1927; Свядощ А. М., 1974; Здравомыслов, 1982; Либих С. С., 1982, и др., 1985]. В данном разделе мы лишь указываем на роль аноргазмии при нарушениях половой функции у мужчин.

Аноргазмия женщины довольно часто приводит к психогенной импотенции у мужчины. Если же женщина сопровождает свою аноргазмию еще определенным невротическим поведением, то она еще больше фиксирует этот вид импотенции. Создается порочный круг — мужчина, получая агрессивную реакцию жены, еще более теряет интерес и возможность стремиться к оргазму у нее. Довольно часто у мужчины развивается и другое расстройство, которое мы условно называем диспотенцией, хотя такого термина ранее не существовало. Речь идет об избирательной половой слабости, т. е. о психогенной половой слабости с той женщиной, которая страдает аноргазмией. При этом с другой женщиной половой слабости не наблюдается.

Аноргазмия не только предшествует возникновению половой слабости у мужчины, но она сама может явиться ее следствием. У женщины формируется тревожное ожидание либо отсутствия эрекции у мужчины, либо эякуляции и прекращения полового акта в момент сильного полового возбуждения. Поэтому в дальнейшем женщина как бы сама тормозит развитие у себя полового возбуждения, так как не верит в возможность его достижения. Аноргазмия фиксируется и остается у данной женщины на долгое время (даже с другим партнером).

При легкой степени вагинизма половой акт осуществим, но женщина жалуется на боли при его проведении.

Вагинизм представляет собою невроз, его патогенез — чисто невротический. Определенные представления, конфликтные тенденции, реализуясь на бессознательном уровне, приводят к патологической регуляции, точнее — к расстройству регуляции женского полового аппарата. Психологическим содержанием этого невроза чаще всего являются страх, отрицательное отношение или отвращение к партнеру или же его импотенция и многочисленные неудачи. По-видимому, необходима некоторая предрасположенность к неврозу вообще у женщин этого типа, особая значимость, ценностность половой жизни, особое отношение к сексуальной жизни. Так, вагинизм чаще наступает у женщин, получивших пуританское воспитание, отличающихся повышенной тормозимостью своих сексуальных проявлений.

У мужчины, жена которого страдает вагинизмом различной степени, возникает целый ряд сексуальных проблем. При тяжелой степени вагинизма — это вынужденное воздержание, которое длится иногда месяцами и даже годами. При вагинизме средней и особенно легкой степени половая жизнь протекает по типу выраженной сексуальной дисгармонии, изобилует невротическими проявлениями с обеих сторон. В частности, у мужчины может развиться страх каптации, страх перед половым актом вообще (коитофобия). У мужчины может также наблюдаться блокировка полового влечения к данной женщине или женщинам вообще. В этом случае первой и основной жалобой является «потеря полового влечения», что может быть неправильно истолковано врачом вне связи с заболеванием жены.

В легких случаях вагинизма последний проявляется главным образом в виде только алгического синдрома, т. е. болей во влагалище во время полового сношения. Алгический синдром также может привести к различным формам психогенной импотенции или, по крайней мере, диспотенции у мужчины.

Нимфомания. Нимфомания известна давно и неоднократно получала яркое отражение в литературе. Это — наличие у женщины постоянного, сильно выраженного, ничем не угасимого полового возбуждения, которое принуждает ее почти непрерывно стремиться к половой жизни. Во время полового акта больные с легкостью достигают оргазма, но даже повторные многократные состояния оргазма не приводят к полному удовлетворению (насыщению). В результате даже после большого числа оргазмов женщина остается неудовлетворенной, и половое возбуждение ее снова возрастает.

В настоящее время нимфомания рассматривается не как отдельное заболевание, а как синдром, присущий различным болезням (органические заболевания головного мозга с локализацией в диэнцефальной области, гипоманиакальное состояние, психопатии, патологический климакс и т. д.). Наличие нимфомании у жены создает огромные сексуальные проблемы у ее мужа. На первом этапе этих отношений по настойчивым просьбам жены муж предпринимает попытки к ее максимальному удовлетворению, что оказывается совершенно бесполезным. Это приводит его к психогенной импотенции и, соответственно, к сексуальной дисгармонии. В дальнейшем женщина, страдающая нимфоманией, вынуждена вступать в случайные половые связи с большим числом мужчин, что практически приводит к резкому конфликту с мужем и к потере с его стороны полового влечения сначала к своей жене, а потом в ряде случаев и к другим женщинам.

Половые извращения (перверсии) и половые отклонения (перверситеты). Под половыми извращениями понимаются стойкие нарушения направленности полового влечения (гомосексуализм, педофилия, геронтофилия, некрофилия, зоофилия и др. * ) или качественные нарушения полового функционирования, выражающиеся в невозможности совершения полового акта в обычных условиях, без создания дополнительных условий, обычно не имеющих никакого отношения к половой жизни (садизм, мазохизм, фетишизм, эксгибиционизм и др. ** ). Под половыми отклонениями понимаются главным образом те или иные отклонения полового поведения, которые чаще всего возникли вторичным путем и при которых возможно и нормальное проведение полового акта.

* (Гомосексуализм — влечение к лицам одноименного пола, педофилия — к детям, геронтофилия — к старикам, некрофилия — к трупам, зоофилия — к животным. )

** (Садизм — возможность полового акта и оргазма лишь при причинении партнеру физической боли или мучая его. Мазохизм — возможность оргазма лишь в условиях физических или душевных страданий, причиняемых другим партнером. Фетишизм — половой акт полноценен только при использовании какого-либо предмета (фетиша), имеющего символический характер. Эксгибиционизм — половое удовлетворение, наступающее при обнажении своего полового члена. )

Половые извращения встречаются как у мужчин, так и у женщин. В данной главе мы укажем только половые извращения и отклонения у женщин и наиболее частные варианты сочетания женских и мужских извращений и отклонений.

Женский гомосексуализм (лесбийская любовь) заключается в интенсивном половом влечении одной женщины к другой при нейтральном и даже враждебном отношении к мужчинам. Особенно это касается активных лесбиянок. Что касается пассивных лесбиянок, то многие из них не являются лесбиянками в полном смысле этого слова. Они могут быть обычными женщинами, соблазненными или увлеченными активными лесбиянками или же предпочитающими отношения с женщинами по каким-либо социальным причинам (отсутствие мужчины, какая-либо выгода от активной лесбиянки и т. д.). В то же время некоторые пассивные лесбиянки также никогда не испытывают полового влечения к мужчинам.

Выраженность женского гомосексуализма, как и мужского, весьма различна. Как и в случае мужского гомосексуализма, существует латентный женский гомосексуализм, т. е. такое извращение, о котором женщина не знает и которое проявляется лишь в сновидениях, при специальных психологических исследованиях аналитического характера и в отсутствии или крайне низком половом влечении к мужчинам. Осознанные формы лесбийской любви также имеют свои градации. Эти отношения могут оставаться на уровне взаимных ласк, взаимной мастурбации, особых форм полового акта (трибадия) * , применение искусственного полового члена. Для активной лесбиянки характерны случаи переодевания в мужскую одежду (трансвестизм).

* (Трибадия — трение женскими половыми органами друг друга. )

Направленность женского полового влечения, помимо гомосексуализма, может выражаться и в направленности его на глубоких стариков (геронтофилия), на детей и подростков (педофилия), на животных (зоофилия или содомия). По поводу последнего извращения следует заметить, что в настоящее время оно встречается несколько чаще, чем об этом было принято писать. Отмечаются случаи сожительства женщин с собаками. Некоторые женщины подчеркивали даже «преимущества» сожительства с собаками, которые «привязчивы, молчаливы, не предают, не страдают венерическими болезнями».

Некоторые авторы отрицали наличие эксгибиционизма у женщин, считая его только мужским половым извращением. Однако совершенно прав В. И. Здравомыслов (1972), который указывает на то, что стремление некоторых женщин к обнажению переходит границы нормы и может рассматриваться как своего рода перверситет.

Фетишизм — это половое извращение, при котором половой акт становится возможным только в том случае, если во время него используется какой-либо предмет, имеющий символическое значение. Это чаще всего предметы женского туалета, причем находящиеся в особом виде. Так, например, женское белье должно быть поношенным, грязным, издавать неприятный запах и т. д. Встречаются и облагороженные формы фетишизма — различные талисманы, сувениры, памятные вещи, надушенные записки и т. д. При истинной перверсии в отсутствие фетиша у мужчин нет эрекции, а у женщины — оргазма. При перверситетах возможна нормальная половая жизнь, а фетиш выполняет только роль стимулятора, усиливающего половое наслаждение, придающего ему разнообразие. Фетишизм встречается чаще у мужчин, чем у женщин, однако и у женщин отмечаются случаи фетишизма.

Более легкие случаи женских половых перверсий и перверситеты у женщин всегда проявляются сниженным интересом к мужчинам, к их обычным ласкам и техническим приемам и в каждом случае требуют отдельного анализа. Еще сложнее обстоит дело, когда женское половое извращение существует только в латентном, т. е. неосознанном виде. Тогда оно представляет собой и для женщины такую же загадку, как и для мужчины. Такая женщина отличается в обычных случаях аноргазмией, отсутствием полового влечения, неадекватным половым возбуждением. Понять такую женщину даже опытному мужчине без профессиональных знаний в области сексологии практически невозможно. Возникают тяжелые, трудно объяснимые конфликты.

В то же время некоторые половые извращения, а особенно перверситеты, создают как бы своеобразную гармонию партнеров. Например, садизм у одного партнера и мазохизм — у другого.

Что касается лечения истинных (ядерных) перверсий, то можно считать, что в настоящее время лечение их неэффективно. Из методов психотерапии для лечения перверсий применялись психоанализ, экзистенциальный анализ, патогенетическая глубинная психотерапия, аутогенная тренировка, гипнотерапия, групповая психотерапия, поведенческая психотерапия. Ни один из указанных методов психотерапии не был эффективным. Другое дело — лечение и коррекция перверситетов, по отношению к которым были получены неплохие результаты от применения поведенческой психотерапии, аутогенной тренировки, гипносуггестивной терапии, семейной психотерапии и т. д. Определенную роль играет и медикаментозное лечение, главным образом психотропными препаратами.

Крайне неблагоприятным типом женщины является женщина с невысоким интеллектом, но самоуверенная и ригидная. Такая женщина весьма мало способна к пониманию, к обучению не только со стороны мужа, но и со стороны врача или психолога. Находясь в кругу стереотипных, ханжеских представлений и установок, она сопротивляется всяческим попыткам изменения ее отношения, ценностей и поведения. С упорством, достойным лучшего применения, она восхваляет свое целомудрие, добродетель, имея об этих понятиях весьма смутное представление. Сильным аргументом в ее устах является так называемый «женский стыд», которым она оперирует как своеобразным оружием. Этим она оправдывает свою невключаемость в сексуальное общение с мужем, произносит длинные тирады, довольно агрессивно относясь к окружающим людям.

Третий тип — тревожная, неуверенная в себе и в своем сексуальном партнере женщина, бесконечно выражающая опасения, тревогу и страх по поводу всяких мелочей половой жизни. Даже во время полового акта она забрасывает своего партнера многочисленными вопросами типа «не холодно ли тебе?», «не болит ли у тебя сердце?», «не войдут ли в комнату посторонние люди?» и т. д. Она часто жалуется на различные недомогания, она манерна и ипохондрична и, в конце концов, вызывает у своего партнера полное отвращение.

Описанными типами не исчерпывается многообразие женщин, поведение которых оказывает тормозящее, отрицательное влияние на потенцию и половое возбуждение мужчины.

* (Sex appeal — «половой призыв», сексуально вызывающий тип поведения. )

Совместное клиническое и психологическое изучение мужчины и женщины чрезвычайно важно для углубленного исследования мужской сексуальной патологии. Это относится не только к ее психогенным формам, но и к другим расстройствам.

Источник:
Глава 12
Глава 12. Сочетание нарушений половой функции у мужчин и женщин (Либих С.С.) Половая функция — парная деятельность. В руководстве, посвященном физиологии и патологии мужчины, должно быть отражено
http://sohmet.ru/books/item/f00/s00/z0000040/st013.shtml

Методы контрацепции

Общее понятие о контрацептивных и абортивных средствах

Слово «контрацепция» (от лат. «contraceptio» — противозачатие) означает действия, направленные против зачатия ребёнка, нарушающие нормальный, естественный ход менструального цикла женщины или самого полового акта для того, чтобы избежать оплодотворения.

Необходимо различать в связи с этим три типа методов контрацепции: контрацептивные или противозачаточные средства, средства, препятствующие имплантации, и абортивные средства, вызывающие выкидыш уже после имплантации; зародыша.

Вторая группа методов контрацепции — это средства, препятствующие имплантации зачатого человеческого зародыша в матку. Они действуют уже после соединения сперматозоида с яйцеклеткой, т. е. после зачатия, а значит, это абортивные средства, убивающие ребёнка на первой неделе его жизни. В обиходе, как правило, никто не пользуется такими терминами, а все средства этого типа называют противозачаточными, что не соответствует действительности.

Действие этих средств направлено либо на то, чтобы воспрепятствовать зачатому человеческому эмбриону в нужное время (когда он готов имплантироваться) достичь матки, либо на то, чтобы разрушить слизистую оболочку матки (эндометрий) до такой степени, чтобы в ней не могла осуществиться имплантация. Первый «эффект» достигается путем гормональной блокады перистальтических движений маточных труб, перемещающих зачатого человечка от начала трубы, где произошло зачатие, в матку. Так действуют все современные гормональные препараты, называемые и рекламируемые как противозачаточные, в то время как, в действительности, они искусственно вызывают ранний выкидыш.

Разрушение слизистой оболочки матки достигается механическим путём либо под влиянием гормонов. Внешний результат от применения таких средств — уменьшение обильных менструальных кровотечений, благодаря чему появляются нечестные рекламы таких средств, примерно такого содержания: «Это великолепное противозачаточное средство, которое в то же время значительно снижает проблемы, связанные с менструациями». А ведь фактически это средства абортивные, а вовсе не противозачаточные.

Механическое разрушение слизистой оболочки матки достигается путём подбора «подходящей» для матки клиентки внутриматочной спирали (называемой также ВМС). Подбор «подходящей» спирали основан на том, чтобы по возможности по всей поверхности, где может произойти имплантация, наступило механическое раздражение нежной слизистой оболочки, что вызывает её постоянное (хроническое) воспаление. Эффективность ВМС довольно низка. Нередко наступает беременность со, спиралью, которая иногда повреждает тело ребёнка, часто случается также внематочная беременность (по данным французских исследователей, в 10 раз чаще, чем у женщин, не пользующихся спиралью).

В последнее время спирали оснащают медной проволокой или даже небольшими ёмкостями, содержащими гормоны, постепенное выделение которых также вызывает противозачаточный эффект. Однако это не даёт ocнования рекламировать их как «великолепные противозачаточные спирали», поскольку от потенциального пользователя скрывается правда. Основное действие спирали — не допустить имплантации зачатого ребёнка в возрасте примерно одной недели.

Сегодня попытки убедить людей, что спирали безвредны, выглядят грубым фарсом. В развитых странах (Западная Европа, США) спирали фактически уже выходят из употребления именно из-за вреда, который они причиняют женщинам. Прежде всего, спираль сказывается на детородных способностях женщины (проблемы с имплантацией и донашиванием беременности — «привычный» выкидыш). Другие упоминаемые весьма часто осложнения, вызываемые спиралью: инфекция матки и даже её прободение, обильные кровотечения и онкологические заболевания.

Третья группа методов контрацепции — абортивные средства, убивающие ребёнка уже после его имплантации в матке. В принципе, единственным широко распространённым средством в этой группе является RU-486 (Мифегин), если не считать таких известных методов, «прерывания беременности», как выскабливание, вакуумное высасывание (вакуум-аспирация), солевой аборт («заливка»), кесарево сечение и убийство ребёнка скальпелем. В последнее время в некоторых штатах Америки стало «модным» удаление мозга ребёнка после искусственно вызванных родов ножками вперёд, пока ещё не показалась головка. (Дело в том, что в некоторых штатах аборт разрешён в любой период до рождения ребёнка, причём по закону моментом рождения считается тот момент, когда появляется головка ребёнка.)

Конечно же, это противоречит законам природы, которых ни один человеческий закон не в состоянии аннулировать. Об этом свидетельствует, например, Нюрнбергский процесс, на котором все военные преступники выдвигали в свою защиту один и тот же аргумент: они выполняли приказы и действовали согласно действующим законам. Напомню тем, кто не знает истории, что, несмотря на такие аргументы, международный трибунал в 1948 году вынес ряд смертных приговоров за преступления гитлеровцев против человечества, и все приговоры были приведены в исполнение.

Но вернёмся к таблетке RU-486. Её действие основано на уничтожении гормонов, поддерживающих беременность. Если утром и вечером принять такую таблетку, то в 98% случаев ночью наступит выкидыш (по другим данным, в 92% случаев). Если выкидыш не наступает, женщина «должна» явиться на аборт, так как «плод может быть сильно повреждён». Эти таблетки действуют до 10 недель беременности, а рекламируют их как «средство, вызывающее задержавшуюся менструацию».

Оставим без комментариев тот факт, что эту абортивную таблетку повсеместно называют контрацептивным или противозачаточным средством. Я убеждён, что это смешение понятий создаётся умышленно, благодаря чему в обществе нет отчётливой оценки различных средств контрацепции. Это подтверждает и тот факт, что; в новом сексологическом словаре зачатие определяется как. момент имплантации. Такую фальсификацию способны обнаружить даже ученики начальной школы (я лично в этом убедился).

Прерванный половой акт

Довольно специфическим противозачаточным методом является так называемый прерванный половой акт (coitus interrupt.us). Суть его состоит в том, что перед эякуляцией (извержением семени) разделяются соединённые половые органы мужчины и женщины. Такое прерывание половой близости не может дать удовлетворение женщине и приводит к отрицательным последствиям для обеих сторон: нервные расстройства, преждевременная эякуляция (с которой и без того у многих мужчин существуют проблемы), а также болезни вследствие нефизиологического протекания полового акта (набрякшие, подготовленные к половому акту половые органы женщины остаются в таком неестественном состоянии без нормального завершения процесса). Результатом этого может быть половая холодность (фригидность) у женщин и даже неспособность к половой близости (импотенция) у мужчин.

Супруги, ведущие такую суррогатную интимную жизнь, переживают свои сближения поверхностно. Поэтому вместо чувства единения и развития любви возникает лишь раздражение и расстройство супружеских чувств. Это подтверждает опыт работы в семейной консультации. Необходимо добавить, что прерванный половой акт был в своё время очень распространённым методом контрацепции, хотя на самом деле его эффективность очень низка. Он лишь наполовину уменьшает вероятность зачатия ребёнка.

Стерилизация

Особое внимание следует уделить стерилизации, которая также относится к широкому понятию «контроль рождаемости». Цель стерилизации — лишить человека способности к зачатию ребёнка. Это может относиться как к мужчине, так и к женщине. Самым радикальным и единственным абсолютно эффективным способом является удаление яичников, матки или яичек (кастрация). В таких случаях имеет место полное и безусловное бесплодие, связанное с отсутствием в организме процесса развития генеративных (половых) клеток — яйцеклеток или сперматозоидов. К таким операциям в целях обеспложивания обычно не прибегают, так как они связаны с сильными изменениями в физиологии и психике. Классическим примером использования этого метода может быть евнух в гареме.

Делаются попытки достичь стерилизации путём создания условий, препятствующих попаданию сперматозоидов или яйцеклеток в соответствующее место организма. Мужчинам перевязывают семенные протоки, иногда их удаляют. Женщинам чаще всего перевязывают или иссекают маточные трубы. Такие действия следует расценивать как окончательное обеспложивание, хотя иногда путём сложных операций удаётся вернуть уничтоженную таким способом плодность.

Следует отметить, что стерилизация может быть побочным эффектом при необходимом лечении, например, при удалении матки и/или яичников в связи с онкологическим заболеванием. В этом случае, естественно, она не вызывает никаких возражений морального плана.

Поскольку так много было сказано о контроле рождаемости путём применения контрацепции, средств, вызывающих искусственные выкидыши, и стерилизации, для равновесия (в том числе и психического) есть смысл представить новейшие естественные методы планирования зачатия. Они основаны на знании физиологии женщины и благодаря этому органично вписываются в её природу, позволяя решить проблему в согласии с природой человека.

Перевод с польского М.Руцкого

Как создать счастливую семью — необходимые основы: онлайн курс «Основные принципы строительства семьи»

Источник:
Методы контрацепции
Обзор методов контрацепции. Прерванный половой акт — далеко не самый оптимальный из них…
http://www.realove.ru/main/nezhelatelnaya_beremennost/prervannyy_polovoy_akt_i_drugie_metody_kontracepcii.htm

Половой акт с внутренней стороны

Глава 4. Тормозная доминанта

V. Акт торможения

Вот мы и сконструировали принцип, без которого физиология высшей нервной деятельности никогда не достигла бы разгадки происхождения речи. Мы нащупали, что значит «наоборот» рефлексу, «противоположно» ему. Но теперь предстоит не короткий путь восхождения от этого обобщенного принципа к биологической конкретности.

Что же такое торможение? Понятие это в истории физиологической мысли проделало огромную эволюцию от чисто негативного смысла до всё более содержательного, от понятия малозначительного и наглядного, а именно утомления, истощения нервов, до понятия более сложного и глубокого, чем само возбуждение, и эволюция мысли в этом направлении ещё не закончилась.

Основоположники русской физиологической школы И. М. Сеченов и Н. Е. Введенский опровергли прежние взгляды (М. Шаффа, М. Ферворна и др.) на торможение как на истощение, расслабление, паралич нервных клеток: было показано, что это активный процесс, неразрывно связанный с возбуждением. И. П. Павлов дифференцировал понятия внешнего, внутреннего, охранительного торможения (последнее спорно: противопоставление внешнего и внутреннего торможения также оспаривается некоторыми представителями павловской школы), особенно же важно разработанное И. П. Павловым учение о взаимной индукции возбуждения и торможения: они выступают в павловской школе как два равноправных, всегда сопутствующих и всегда противодействующих друг другу нервных процесса.

Иначе говоря, с развитием науки о физиологии высшей нервной деятельности понятие «торможение» всё менее соответствует первоначальному смыслу слова. Это не отсутствие, не задержка возбуждения и активности, а определённая работа, энергичная особая деятельность нервных клеток, нервных центров, мозга. «Торможение есть рабочее состояние» – это выражение А. А. Ухтомского наиболее удачно. Если эффект в мышце пессимальный, говорит Ухтомский в другом месте, значит, «нерв не только активно понижает возбуждение мышцы от своих собственных импульсов, но активно обуздывает и тот процесс возбуждения, который возникает в мышце из другого источника». Эти слова хорошо поясняют, что высшие формы торможения могут рассматриваться как более мощные по сравнению с возбуждением, значительно более сложные, принадлежащие к более позднему эволюционному уровню (с чего бы эволюцию пошла именно так. ).

Позже А. А. Ухтомский детальнее разработал, в частности в своём монументальном «Очерке физиологии нервной системы» (1941 г.), это различение между понятиями «общий путь» и «общий конечный путь».

Как и в вопросе о реципрокной иннервации, можно проследить иерархию от более простых механизмов торможения и возбуждения, имеющих анатомическую природу, к более сложным физико-химическим, к высшим функциональным. Высшие не отменяют низших, они надстраиваются над ними и включают их.

К простым механизмам можно отнести в уже использованных нами примерах мышечных антагонистов торможение, выключающее деятельность то экстензоров (разгибателей), то флексоров (сгибателей). Этот род торможения координирует движения конечностей при ходьбе, беге, различных трудовых актах человека, движения крыльев при полете птицы и т. д. Несколько более сложное антагонистическое торможение было открыто Н. Е. Введенским в 1896 г., а именно асимметричность тормозных функций в больших полушариях: возбуждение тех корковых нейронов правого полушария, которые вызывают, например, сгибание коленного сустава левой конечности животного, сопровождается торможением соответствующих нейронов левого полушария и вместе с тем повышением возбудимости тех нейронов этого полушария, которые ведают разгибанием коленного сустава. Ясно, что и это обеспечивает согласованность движения при ходьбе и беге.

Однако главное внимание физиологов было приковано к тому факту, что существуют специализированные нервные волокна и центры, служащие в норме, обычно для тормозящего влияния на иннервируемые ими органы; так, например, блуждающий нерв оказывает тормозящее влияние на сердце. Другие нервные волокна и центры влияют на те же органы стимулирующе; например, на сердце симпатический нерв. Это дало повод некоторым авторам предполагать, что все нервные центры, нервы и их окончания могут быть подразделены на специально тормозящие и специально стимулирующие. Однако действительность оказалась сложнее, и даже в самом деле специализированные в указанном смысле центры, нервы и окончания могут подчас оказывать обратное воздействие.

Предлагаемая мною схема двух фокусов, двух одновременных доминант (бидоминантности) хорошо отвечает современным представлениям о торможении и, вероятно, может способствовать развитию учения о торможении на уровне интегративной деятельности мозга как целого.

Итак, связь раздражений, «не идущих к делу», «не имеющих непосредственного биологического отношения друг к другу», это внутренний принцип системы торможения. А связь раздражений, отсеиваемых, подбираемых опытом и отмечаемых как «биологически интересные», «пригодные», «нужные», «идущие к делу», «имеющие непосредственную связь», это принцип системы возбуждения, хотя А. А. Ухтомский и излагает их как два последовательных момента жизни одной и той же доминанты. Это два противоположных способа соединять все идущие в организм из внешней, как и из внутренней, среды сигналы: по их объективной несвязанности между собой или по их объективной связанности между собой, в частности близостью во времени.

Учение И. П. Павлова посвящено в сущности второму из этих способов. Понятие доминанты (на первой фазе её созревания) затрагивает первый из них, однако представляется правильным отнести его в гораздо большей мере к понятию тормозной доминанты.

Источник:
Половой акт с внутренней стороны
Справочная служба русского языка
http://www.rusyaz.ru/chapter-4-5-1-dominanta.html

Половой акт с внутренней стороны

Глава 18. Нейрологические основы промывания мозгов

(Отрывок из книги Т. Лири «Нейрополитика», глава написана Т. Лири совместно с Р.А. Уилсоном.)

Фундаментальный пример программирования мозга, который помогает нам понять трансформацию Келли, Линетт, Патти и себя самих, связан с новорожденным жирафом. Охотники застрелили его мать. Маленький жираф — в соответствии со своей генетической программой — импринтировал первый крупный движущийся объект, который увидел. Им оказался джип охотников. Маленький жираф следовал за эти джипом, издавал такие же звуки, как джип, пытался его сосать и, в конце концов, даже спариваться с бесстрастным джипом. Инстинкты выживания жирафа были связаны с джипом.

Человек тоже импринтирует внешние объекты. Можно сказать, что он цепляется своей «нервной аппаратурой» за внешние объекты. У людей эти импринты возникают на четырех стадиях развития: на стадии младенца, на стадии ребенка, который учится ходить, на стадии ученика и на стадии взрослого человека. Каждой стадии развития соответствует активизация определенного контура мозга.

Чтобы ориентироваться в этом нейрологическом пространстве, скажем, что нервная система потенциально состоит из восьми контуров, или «механизмов», или мини-мозгов. Четыре таких контура, расположенные в левом полушарии мозга, активны и занимаются нашим социальным выживанием; оставшиеся четыре контура, расположенные в «безмолвном» правом полушарии мозга, пока пассивны, но активизируются в процессе нашей дальнейшей эволюции. Сейчас нас будут интересовать четыре рабочих контура левого полушария.

Первый контур младенца — это биологическое выживание. Он связан с сигналами опасности и безопасности в данное время в данном месте.

Второй контур ребенка, который учится ходить, — это эго; он связан с движением и эмоциями.

Третий, вербально-символьный, контур студента -это ум; он связан с языком и познанием.

Четвертый, социополовой, контур взрослого человека — это личность; он связан с семейным поведением.

Во время относительно простого механического процесса, который называется «промыванием мозгов», эти четыре контура мозга постепенно размываются и переимпринтируются. Простота этого процесса связана с тем, что первоначальное импринти-рование этих контуров тоже происходило достаточно просто.

Первый контур, или биовыживательный мозг, активизируется при рождении. Его функция состоит в поиске пищи, воздуха, тепла, комфорта и уходе от всего опасного, враждебного и ядовитого. Биовыживательный контур нервной системы животного запрограммирован на поиск зоны безопасности и комфорта вблизи материнского организма. В отсутствие матери из окружающей среды выбирается ближайший объект, который может ее заменить.

Этот морской, или вегетативный, мозг сформировался во время эволюции нервной системы первым (миллиард лет назад). Он фиксирует организм на материнском объекте, а затем медленно выстраивает безопасное территориальное пространство вокруг него. Импринтирование этого контура устанавливает основную позицию доверия или подозрительности по отношению к внешнему миру на протяжении всей жизни человека. Кроме того, оно определяет внешние раздражители, которые в дальнейшем будут всегда запускать реакции приближения или избегания. Такие основные реакции, как тревожность, страх, беспокойство или, наоборот, ощущение уверенности, безопасности, защищенности, которые запускаются этим импринтом, никогда не изменяются. Они могут измениться лишь при тщательном биохимическом пе-реимпринтировании, которое проводит специалист, или во время «промывания мозгов».

Вперед-назад — это основной бинарный выбор, запрограммированный человеческим биокомпьютером первого контура. Двигайся вперед, наступай, нюхай, трогай, пробуй на вкус, кусай —или отступай, отходи, убегай, спасайся.

В разговорной речи первый мозг обычно называют «сознанием» как таковым, то есть сознанием биологической жизни в данном теле, главная задача которого — выживание. (Когда человек находится «без сознания», первый контур анестезируется, и врачи могут делать такому человеку операцию, а враги — нападать, поскольку он не в состоянии ни уклониться, ни сбежать.)

Когда биовыживателъный контур сигнализирует об опасности, все остальные виды психической деятельности прекращаются.

Это очень важный момент для перепрограммирования мозга: чтобы сформировать новый импринт, нужно вернуть субъекта в состояние младенчества, то есть в состояние имприн-тной уязвимости первого контура.

Первым шагом на этом пути становится изоляция жертвы. Для этого идеальным местом может служить маленькая темная комната, поскольку социальные, эмоциональные и ментальные техники, прежде гарантировавшие выживание, здесь не срабатывают. Чем дольше человек изолирован в таком состоянии, тем более уязвимым он становится к новому импринту. Как указывал д-р Джон Лилли, нужно лишь несколько минут полной изоляции, чтобы возникло беспокойство, лишь несколько часов, чтобы появились галлюцинации — и вот уже жертва готова к импринтиро-ванию нового материнского объекта, который ее защитит.

Нет никакого парадокса в том, что жертва промывания мозгов может даже импринтировать промывателя мозгов. Жертва руководствуется инстинктами, или биохимическими программами, которые существуют многие миллионы лет. Эти инстинкты побуждают ее искать этот импринт и фиксировать его на любом внешнем объекте, который наиболее родственен архетипу матери. Пленный человек может импринтировать любое двуногое существо, которое приносит ему пищу. Этот эффект называется стокгольмским синдромом и описывает ситуацию, в которой у заложников при реальной угрозе их жизни со стороны захватившего их террориста возникает к нему сильная эмоциональная привязанность. Они фактически отождествляются с ним перед лицом «чужаков» из спецназа, которые стремятся их спасти, обеспечить им безопасность и освобождение.

Второй контур, или эмоциональный мозг, или эго, возник в период появления позвоночных (земноводных), когда они начали сражаться за территорию (возможно, пятьсот миллионов лет назад) и за статус. У человека этот контур активизируется генетически, когда включается программа метаморфоза «от ползания к хождению». Этот импринт появляется, когда ребенок начинает проявлять мышечные усилия, чтобы ползать, ходить, осваивать гравитацию, преодолевать физические препятствия, вмешиваться в семейную политику (принятие решений) и политически манипулировать другими людьми. Мышцы, выполняющие эти функции, очень быстро импринтируются, приобретая на всю жизнь устойчивые рефлексы.

Каждому родителю известно, что на этом этапе ребенок перестает быть пассивным (биовегетативным) младенцем, а становится политиком с физическими и эмоционально-территориальными требованиями млекопитающего. Это и есть программа эмоций, племенной статус, ощущение силы, доминирования, манипуляции другими или, наоборот, ощущение слабости, подчиненности и манипулируемости. И на этом контуре первый импринт остается постоянным на всю жизнь (если человек не подвергается промыванию мозгов). Он определяет раздражители, которые автоматически будут вызывать агрессивное поведение или поведение покорности и сотрудничества. Когда мы говорим, что человек ведет себя эмоционально, эгоистично или «как двухлетний ребенок», мы имеем в виду, что он слепо следует одному из роботических импринтов этого контура.

Например, в стае или племени особь приобретает тот или иной статус в зависимости от мышечных рефлексов, которые бессознательно посылаются сигнальной системой особи и улавливаются остальными членами стаи.

Вверх-вниз — это основное гравитационное ощущение, которое появляется во всех этологических отчетах о борьбе животных. Становись на дыбы, раздувай тело до максимальных размеров, рычи, вой, визжи — или съежься, подожми хвост, заскули, скройся с глаз, отползи и уменьшись в размерах. Это доминирование и подчинение, сигналы борьбы, общие для игуаны, птицы, собаки и председателя совета местного банка.

Эти рефлексы составляют второй контур мозга, который в разговорной речи мы называем «эго». Случайные события, которые происходят в ближайшем окружении ребенка, определяют, какое эго будет сформировано этим импринтом: сильное, доминирующее и доброжелательное или слабое, зависимое и недружелюбное. Так называемое «эго» — это характерное для второго контура ощущение статуса (значимость — незначимость) в стае или племени млекопитающих.

Об эмоциональных играх второго контура, или обычных политических играх млекопитающих, к которым прибегают люди, хорошо пишет Эрик Берн в популярных книгах «Игры, в которые играют люди» и «Трансакционный анализ».

Чтобы ввести взрослого человека в состояние импринтной уязвимости второго контура, надо заставить его ощутить себя неуклюжим младенцем. На «нейрологическом табло» человека должно четко проступать сообщение: «Я -лилипут, невежественный, глупый, слабый, я всегда неправ. Они — великаны, мудрые, умные, сильные, они всегда правы».

Применяя тактики террора, можно вызвать у человека паническое ощущение беспомощности. В фильме известного французского режиссера Константина Коста-Гавры «Исповедь» коммунистические промыватели мозгов выводят человека из камеры, надевают ему на шею веревку и приводят к виселице; в некоторых африканских племенах кандидатов на «посвящение» закапывают на несколько часов в землю.

Основная импринтная уязвимость возникает, когда субъект приходит к выводу: «У меня нет выбора; они могут сделать со мной все, что захотят». В этот момент якорьки эмоционального мозга фиксируют место жертвы в иерархии стаи под защитой самой сильной фигуры, которая находится рядом.

Третий контур мы обычно называем «умом» — способностью получать, интегрировать и передавать сигналы. Центрами импринта становятся девять мышц гортани, которые используются в речи, и нервный контур, координирующий взаимодействие правой руки и коры левого полушария мозга. Этот контур используется при исследовании, классификации и систематизации объектов из окружающей среды. Все здание науки, искусства и знания строится на фундаменте этого контура.

К трем с половиной годам импринтирование этих контуров определяет:

-основную степень и стиль «доверия — недоверия», которые окрашивают «сознание»;

-степень и стиль «самоуверенностинеуверенности в себе», которые определяют статус «эго»;

-степень и стиль «ловкости — неуклюжести», которые проявляет «ум» при обращении с инструментами или идеями.

С точки зрения эволюции, «сознание» первого контура — это, по существу, беспозвоночное, пассивно плывущее в сторону пищи и отступающее от опасности. «Эго» второго контура — это млекопитащее, всегда сражающееся за статус в племенной иерархии. «Ум» третьего контура — это гоминид, сплавленный с человеческой культурой и реализующийся в жизни посредством матрицы, которая формируется из устройств, сделанных руками человека, и символизма, созданного человеком. Эти контуры используются’ для выживания каждого отдельного организма.

Быстрый способ переимпринтирования третьего мозга — это отстранение жертвы от тех, кто говорит на ее языке, пользуется теми же символами и разделяет те же доктрины. Для этого человека помещают в ситуацию, где его обычные вербальные способ-‘ ности и физические умения не работают, где ему приходится импринтировать новые сигналы и навыки, чтобы выжить. Например, хорошо известно, что лучший способ выучить иностранный язык — это жить среди тех, кто говорит только на этом языке: к третьеконтурной необходимости освоить новый язык подключаются выживательные потребности первого контура (пища, кров) и статусные потребности второго контура (защищенность, признание).

Пресловутый англичанин, уединенно живший в тропической хижине, который каждый вечер одевался к ужину, вовсе не так смешон, как кажется. Он поддерживал и постоянно подкреплял вокруг себя пузырь английской реальности. Поэтому его не поглотила реальность туземцев. Нет ничего странного в том, что человек, живущий в коммунистической стране, становится коммунистом, а живущий среди преступников — преступником. В сущности, чтобы оставаться самим собой в таких условиях, надо виртуозно применять нейрологические техники.

Вправо-влево — это основа полярности в конструкции тела на поверхности земли. Доминирование правой руки и соответствующее доминирование линейных левополушарных функций мозга определяют наши обычные методы изготовления артефактов и способы концептуального мышления, то есть «ум» третьего контура. Асимметрия — это ключ к усовершенствованной функции мозга.

Вовсе не случайно, что наша логика отражает бинарную структуру этих контуров, которая проявляется в подходе «или — или». Также не случайно, что наша геометрия до последнего столетия была евклидовой.

Чтобы сохранять индивидуальный пузырь реальности, необходимо постоянно находиться в кругу своего племени и обмениваться характерными племенными сигналами. В основном общение людей ужасающе примитивно и сводится к бесконечным перепевам на тему: «Я здесь. А ты?» (солидарность улья), и «Ничего реально не изменилось. Все осталось, как прежде» (обычные заботы улья). Изоляция, первый этап в промывании мозгов, уничтожает этот защитный пузырь. Когда человек перестает получать ответную реакцию — «Мы еще здесь; ничего не изменилось», — импринты начинают слабеть и исчезать.

Как отмечает д-р Джон Лилли, когда спасают потерпевших кораблекрушение путешественников и моряков, которым пришлось провести длительное время в полной изоляции, они ощущают сильную робость. Они боятся вступать в разговоры с людьми, и порой эта боязнь не покидает их долгие недели. Они знают, что все ими сказанное может показаться безумием, ведь их импринты стерлись и они пребывают в некондиционированном текучем мире йоги или мистицизма. На переимпринтирование их социального пузыря уходит много дней.

Похожая импринтная уязвимость и возврат к младенчеству происходит во многих случаях длительной госпитализации, хотя медики не понимают этот зловещий факт. Некоторым пациентам в буквальном смысле до такой степени промывают мозги, что они становятся инвалидами на всю жизнь. Это классический случай второконтурной беспомощности. При этом персонал больницы обвиняет таких пациентов в симуляции, перекладывая вину за собственную некомпетентность на беспомощную жертву.

Наши умственные программы фокусируют, пропускают, систематизируют и выбирают из бесконечного ряда возможностей те биохимические импринты, которые определяют тактики и стратегии, обеспечивающие выживание в одном месте, статус в одном племени. Ребенок генетически способен выучить любом язык, овладеть любым искусством, сыграть любую сексуальную роль; но через короткое время у него жестко закрепляется функция признавать, брать на вооружение и копировать только те ограниченные предложения, которые поставляет ему социальная и культурная среда.

Но за это каждый из нас дорого расплачивается. Выживание и статус автоматически означают утрату бесконечных возможностей, которые есть у необусловленного сознания. Прирученная личность внутри социального пузыря — это лишь реализация одной из крошечных программ, запущенных интеллектом. Этим интеллектом обладает человеческий биокомпьютер из 100 миллиардов клеток. Мы в буквальном смысле лишились зрения; мы в буквальном смысле распрощались с чувствами; мы в буквальном смысле лишь чуточку сознательнее, нежели любое другое стадное животное.

Поэтому задача промывателя мозгов проста и сводится к замене одного набора роботических контуров на другой. Как только жертва пытается найти в его фигуре биологическую безопасность и поддержку для эго (так младенец видит родителей), уязвимым нейронам жертвы можно импринтировать любую третье-контурную идеологию.

Поскольку все мы импринтированы нашими социальными пузырями, далеко не каждый из нас понимает, что карта реальности любого человека, какой бы эксцентричной и параноидальной она нам ни казалась, имеет не меньше смысла, чем наша собственная карта реальности. Люди становятся вегетарианцами, нудистами, коммунистами или змеепоклонниками по тем же причинам, по которым другие люди становятся католиками, республиканцами, либералами или нацистами.

В период импринтной уязвимости любого человека можно «переключить» с одной системы на другую. Нас можно легко переключить с бормотания «ОМ» на крики «Аллилуйя», причем мы будем понимать смысл каждой из этих идеологий. На следующем этапе промыватель мозгов должен нас убедить, что все люди, которые не видят мир так, как предлагает некая конкретная карта реальности, и не разделяют данные конкретные убеждения, крайне глупы, безумны или порочны.

После того, как пузырь третьего контура запрограммирован, завершающим этапом процедуры промывания мозгов становится переимпринтирование четвертого контура, то есть половых влечений и системы запретов. Именно на этом этапе государственные промыватели мозгов действуют крайне неумело по сравнению с криминальными промывателями мозгов. Государственные программы стыдливы, зажаты, жеманны и сексуально холодны, поскольку успех социализации зависит от того, насколько удастся вывести половые страсти за рамки личного удовлетворения и направить их в цементирующее лоно семьи, а затем отделить половые страсти от индивида и семьи, чтобы направить на воспроизводство коллектива.

В процессе полового перепрограммирования субъекту можно импринтировать новую половую роль. Например, руководство тайного политического общества Мау-мау в Кении требовало, чтобы каждый новый кандидат в члены этого общества исполнил гомосексуальный акт в знак отречения от семейно-ориентирован-ного секса. Кроме того, можно импринтировать бесполость и полный отказ от секса. Например, пострижение в монахини автоматически превращает этих женщин в «невест Христа», позволяя считать дрожь полового возбуждения проявлением религиозного экстаза. В армии и тюрьмах после изоляции человека от привычной для него социальной реальности допускаются и молчаливо одобряются антисоциальные половые импринты, как гетеросексуальные, так и гомосексуальные; год, в течение которого сперма извергается на стены камеры или казарменные простыни, — это год полового перепрограммирования.

Источник:
Половой акт с внутренней стороны
Сайт, посвященный деятельности и творчеству Тимоти Лири, талантливого гарвардского психолога-исследователя и культурного деятеля
http://leary.ru/books/cult/?n=18

COMMENTS