Различия женских пись

0 Книге Шайи гГокшиной «Чудо-узедки»

Валентина МИНКИНА, магистр педагогики, Московская область

Всему свое время, и время всякой вещи под небом: . время разбрасывать камни, и время собирать камни;

время молчать и время ‘говорить.

Книга, которую вы открыли, — результат много­летнего кропотливого собирания по крупицам эмпирических знаний, входящих в культурное на­следие разных народов. Все они основаны на мно­говековом опыте и практике повседневной жизни.

Книга не претендует на строго научное исследо­вание, она рассчитана на широкий круг читателей разных возрастов.

Автор щедро делится собранными знаниями в надежде на то, что они помогут изменить вашу, читатель, жизнь к лучшему.

Возможно ли, чтобы опыт предшествующих по­колений, основанный на мифологическом мышле­нии, оказался способен помочь современному че- повеку — рациональному, прагматичному? Вопрос спорный, но обсуждаемый. Сторонники каждой из точек зрения могут привести как веские доводы • за», так и «против».

lieли в вашей картине мира есть место для Волшебства, то эта книга — для вас! Следуйте за

автором по страницам книги как по дорогам зача­рованной страны, где нет ничего невозможного, где исполнима самая заветная мечта. А автор подскажет вам средство, с помощью которого ваш путь к мечте станет короче. Если вы потренируетесь, не раз и не два поколдуете над схемами узлов, то со временем и сами станете добрым волшебником, помогающим своим родным и друзьям.

Если же в вашей картине мира Волшебство нико­им образом не предусмотрено — ничего страшного, книга может оказаться полезной и для вас.

Связанные вами узлы могут украсить ваш инте­рьер или гардероб. Вы можете сделать из узлов раз­личные украшения: ожерелья, браслеты, серьги, подарки для своих близких. Ограничивать вас бу­дет только полёт вашей фантазии. Уверяю вас, эти «милые пустячки» обязательно привлекут внима­ние к вашей персоне и выделят вас из серой толпы.

Безусловно, книга будет интересна и воспитате­лей и педагогов дошкольного и младшего школь­ного возраста. Она может стать основой для мето­дического пособия по развитию мелкой моторики у детей, что способствовало бы улучшению коорди­нации движений ребенка, тактильных ощущений; развитию его речи и памяти. Работа с плетением положительно влияет на биомеханические, физио­логические и психологические аспекты развития человека.

Если вы, читатель, человек пытливый и ищущий ответы на вопросы о смысле человеческого бытия и своего предназначения и места в Мире, то не по­жалейте времени и прочтите эту книгу. Подумайте, почему у разных народов с такими не похожими друг на друга культурами узлы так похожи? И тогда

обычная нить в ваших руках может вдруг стать «ни­тью Ариадны», путеводной нитью по лабиринтам Коллективного Бессознательного к центру вашей Самости. То есть — дорогой домой.

Итак, дорогой читатель, дерзайте, ищите, творите, изменяйте и исцеляйте. И пусть будет вам в помощь эта книга.

Часть первая, теоретическая

Что же такое узел?

Слово«узел» мы используем очень часто. Это и узел на верёвке, и узел — расширение на стебле злака, узел истории, вокалический, планетарный, геомантический. Узел железнодорожный, телефон­ный, узел связи иWEB-узел. При ангине распухают лимфатические узлы, без санузла не обходится ни одна квартира.

А ещё бывают узловатое дерево и узловатая пал­ка.

Иначе говоря, практически любое утолщение, разветвление и пересечение называют узлом. Про­изводных от корня «уз» много. Например, «союз» и «союзники» — связанные одним узлом.

Узел вяжут, завязывают, повязывают.

Завязывается новая жизнь, у цветков есть завязь, чимики часто упоминают про связыватели жиров или воды. Можно повязать повязку, ленты и кутпак, по повязать можно и собак или кошек. Повязаны люди могут быть кем или чем угодно: и милицией, и санитарами, родственными связями, жизненными обстоятельствами («Мы связаны, Агнешка, с тобой одной судьбою. »), общими интересами или одной проблемой.

Могут быть повязаны нефтяные компании, бан­ки и министры.

ЬШШС и- стекши. чяве-иияка JSBBSi

Вяжут узлы, шапочки и мушек дня рыба)пси. За­вязывают отношения и завязывают пить.

Чем же узел так пришёлся по сердцу людям, что его так часто вспоминают?

Узел — это Moiymecmo. Понятно, что такую власть над окружающим миром могли дать только боги. Без узлов было нельзя сделать первую одежду и первый топор, надёжно укрепить шалаш или юрту, натянуть лук и прикрепить леску к удил ищу, поставить силки, запрячь лошадь, привязать козу, выйги в море.

Но узел — это власть не только над предметами. Вот об этой неведомей многим власти узлов и пой­дёт дальнейший разговор.

В древности считалось, что весь мир соткан Бога­ми, что всё взаимосвязано, и многие своими глаза­ми видели те золотые нити, которые пронизывают Вселенную.

Боги-связыватели научили людей узелковому письму, а Богини судьбы и по сей день ткут — вяжут из узлов узоры жизни для каждого человека. Один принёс руны скандинавам, Огмий — огамическое письмо кельтам. Возможно, письменность славянам принёс даровал Вяз (одно из вопло­щений Мирового древа), который по­лучил своё название из-за особо хитро Iiepeiшегённой древесины.

Однажды выткав просгранство, боги, владеющие магией связывания,

Узел у растений

далее пользовались этим искусством для собствен­ных целей: Один и Огмий парализовали военными путами врагов. Разгневанные боги Индии Варупа, Яма и Ниртти мгновенно связывали тех, кого хоте­ли наказать.

Зевс с помощью золотой нити способен притя­нуть к себе любую вещь. Уже с древнейших времён в этой Зевсовой золотой верёвке видели или нить, которая связывает Вселенную в неразделимое це­лое, или воплощение тех нитей, которые привязы­вают человека к Высшим сиглам и самой жизни.

Таким образом, узел олицетворяет магию бо­гов и легко входит в резонанс с силами Вселен­ной. По-этому знающий человек, подобно богам- связывателям, может поймать и связать человека, духа, болезнь или силу.

Боги-связыватели были и богами-магами. Они владели неким божественным искусством, которое люди по мере освоения позднее назовут гипнозом, и могли связать противника не только с помощью верёвок, но и при помощи мысли. Схожим искус­ством владели и «любимцы богов» друиды,

Тацит описывал, как во второй половине I века нашей эры римляне напали на остров Мона, где было святилище друидов:

«На берегу стоило в полном вооружении вражеское войско, среди которого бегали женщины, похожие на фу­рий, в траурных одеяниях, с распущенными волосами, они держали в руках горящие факелы; бывшие тут же друиды с воздетыми к небу руками возносили к богам молитвы и исторгши проклятия. Новизна этого зре­лища потрясла наших воинов, и они, словно окаменев, подставляли неподвижные тела под сыплющиеся на них удары».

m. ггакшоня. чкю-эзЕтщ

Во многих древних алфавитах буквы расположе­ны под чертой. В Индии, например, была создана самобытная система письменности девангари.

Надписи на арабском языке нередко зовут араб­ской вязью.

Греки сначала писали бустрофедоном — как бы подражая тому, как идут быки при вспашке поля.

Первая строка — слева направо, вторая — справа налево, третья снова слева направо. Только много позже стали писать так, как мы пишем сейчас, вы­страивая все строки слева направо.

Скорее всего, так пишут или писали из-за того, что сначала знаки письменности не писали, а имен­но вязали, для чего на длинную основную верёвку навешивали много относительно коротких верёвок с разнообразными узлами.

Учёные первой стали исследовать узелковую письменность инков, которую обнаружили при завоевании Америки, затем узнали про узелковую письменность Китая.

И. П. Краснов в главе «Наузы. Магия узла и ве­ревки» пишет: «Мы видим, что узлы играли важную роль в различных областях человеческой жизни. Узлы несли в себе какую-то информацию, были символами. Наиболее ярко это подтверждается тем, что у многих народов узлы заменили письменность. Узелковое пись­мо было широко распространено у индейцев доколумбо- вой Америки, да и сейчас индейцы Северной и Южной Америки могут передать информацию системой узлов. Узелковым письмом пользовались в Индии, других ази­атских странах, кое-где в Африке, его применяли абори- зг ш w Ж т зг

Это — музыка Шира 3

0 книге Шайи ГГокшиной «Чудо-узедки» 10

Часть первая, теоретическая 13

Плетение, вязание и ткачество 183

Шидзухики — искусство плетения узлов в Японии 185

Техники связывания в боевых искусствах Японии 189

Богиня Нейт 201

Искусство ткать на дошечках 201

Чудо-узелки Зскуесшво плетения паузой 218

sa sa sa ha Алфавит деваиа’гари

Латышское узелковое письмо

гены Австралии. В Прибалтике им. пользовались и в XX веке. В этнографических музеях Литвы можно увидеть клубки и связки разноцветных ниток, которые являют­ся либо хозяйственными записями, либо рецептами на­родной медицины.

Знахарь обычно выдава/iнити с узлами больным с по­врежденными костями или суставами. Петелькой от­мечалось начало процедур, на нити определенными со­четаниями узлов отмечалось количество процедур и дней., в которые эти процедуры надо проводить. Цвет же нити указывал на то, какие именно процедуры долж­ны проводиться.

Так, зеленый цвет указывал на применение настоев трав, желтый — восковых аппликаций, красный — сухого тепла, белый — холода, оранжевый — горячих припарок, а серый — процедур с паром или. парения в бане».

11а территории России образцы узелкового пись­ма не нашли, по ведь верёвка очень легко гниёт. А вот — вспомните! — всем известная Баба-Яга даёт герою сказки не что иное, как клубок,который дол­жен привести героя в нужное место.

В совремешгом языке многие слова и идиомы (устойчивые выражения) напоминают об узелковой письменности. Мы до сих пор «завязываем у зелки на намять», говорим «связать мысль», «связывать сло­во со словом», «говорить путано», «спутать смысл», а также: «клубок несен», «нить повествования», «узел проблем», «хитросплетение сюжета», «завяз­ка» и «развязка» (о начале и конце литературного произведения), «неувязка» — о бессмыслице в тексте и так далее. Сохранилась и пословица, напоминаю­щая нам о существовании узелкового письма: «Что знала, то сказала, на нитку нанизала».

Когда узелковая письменность только-только появилась, имели значение и форма (или размер) узла и материал, из которого бъш сделан узел. По­том вместо различных материалов стали использо­вать различные цвета. Затем, всё меньше и меньше прибегая к узелковому письму для передачи со­общений, люди ещё долго использовали узелковые заклинания и узелковые обереги.

Со временем их смысл стал утрачиваться, а узел­ковые обереги постепенно трансформировались или в макраме, или в орнамент, или в геральдиче­ские знаки.

иг. пшшсшл. чэва эзегпш

В макраме, как и в узелковой письменности, на основную поперечную нить или палочку навязыва­ют нити, на которых уже вяжут узлы. Первоначаль­но в этой технике плели узоры, которые были силь­ными оберегами, а в последнее время стало модным изготавливать стилизованные изображения сов, со­бак, кошечек. В таких изделиях остаётся только магия ручной работы — впрочем, тоже очень важная в наш технократический век. А вот отдельные узлы теряют силу.

Нити, навязанные для плетения макраме

Сова, сплетённая в технике макраме

Своеобразной письменностью являются и гераль­дические узлы. Как и в древности, информацию в геральдике нёс цвет и рисунок — узор, в котором важен контур, а не детали, такой рисунок можно было легко различить издали. В качестве узора по старой памяти иногда использовали узлы. Вот изоб­ражения и названия некоторых геральдических узлов.

19 апреля 2006 г новый Папа Римский Бенедикт XVI выбрал для себя герб, на ко­тором изображены два пере­крещённых ключа, стянутых завязанной узлом верёвкой.

В христианской традиции ключи — символ духовного могущества и власти, а узел — священный обет или клятву и связанные с ними зависи­мость и запреты. Чем боль­ше власти, тем от большегоГерб Папы Римского приходится отказываться. Бенедикта XVI

Гарингтон Bourchier Knot Heneage Knot Cavendish Knot Геральдические узлы

Источник:
0 Книге Шайи гГокшиной «Чудо-узедки»
Валентина МИНКИНА, магистр педагогики, Московская область Всему свое время, и время всякой вещи под небом: . время разбрасывать камни, и время собирать камни; время молчать и время
http://studfiles.net/preview/4200120/

История женщин на Западе

История женщин на Западе. Женский труд в эпоху позднего средневековья

  • Авторка: Клавдия Опитц
  • Источник: Выдержка из книги «История женщин на западе. Молчание средних веков» (Т.2). Из главы 9 «Как жили в позднем средневековье»
  • Предыдущая часть: История женщин на западе. Женский труд в эпоху Возрождения и Просвещения
  • Следующая часть: История женщин на Западе. Мятежницы.

Значительное внимание было уделено условиям работы женщин в Средние века в последние примерно сто лет, особенно немецкими и американскими учеными. Они указывали снова и снова, что исклю­чение женщин из ремесел и индустрии было особым феноменом (бур­жуазного) общества XIX столетия, и что в предшествующие века для женщин было правилом зарабатывать своим трудом в ряде областей.

В то же время численность специализированных независимых ре­месленников в городах росла, а создание постоянных торговых связей между разными регионами и нациями еще больше поощряло к специа­лизации и разделению труда. Сельскохозяйственное производство ин­тенсифицировалось, чтобы отвечать нуждам населения, производство зерновых постоянно росло. Интенсификация и специализация в сель­ском хозяйстве, в свою очередь, означали ограничение для сельских жителей возможности производить даже самые простые товары и ин­струменты для домашнего хозяйства. Таким образом, по мере того, как специализация увеличивала социально-экономические различия ме­жду городом и деревней, их связи и взаимозависимость усиливались.

Разделение труда относилось к обоим полам; что касается рассматриваемой нами женской сферы, то была нужда в наблюдении за до­машними делами: дом, сад, дети, слуги и наемники, мелкий домашний скот и, возможно, продажа произведенных в доме товаров. Церков­ная и светская литература этого периода часто упоминает такое тради­ционное разделение труда. Проповедник-минорит Андрей из Регенсбурга ( t 1271), например, заявлял, что женщина, работающая вне до­ма, приносит столько же пользы, сколько курица, вылетевшая из курятника. Муж, который остается дома, чтобы смотреть за курами, пока его жена уходит смотреть за делом, — шаблонный герой старых французских и немецких фарсов.

Тем не менее, этот шаблонный комический герой существовал и, вероятно, отражал напряженность, возникавшую при распределении ро­лей полов в средневековом обществе. Мужчина проявлял активность в некоторых традиционно «женских» областях, таких, как ткачество и продажа тканей и съестного, в то время как женщины не ограничивались репродуктивными функциями и делами по дому. Главной целью было максимизировать семейный доход, который среди среднего и низ­шего классов часто был на уровне или около прожиточного минимума. Если женщина могла получить больше от другой работы, супруги нанимали слуг для домашних дел или покупали готовую еду. Разнообразие харчевен, существовавших, как мы знаем, в средневековых горо­дах, свидетельствует о том, насколько распространено было последнее.

Большинство женщин работало в сельском хозяйстве, несмотря даже на то, что возможностей для оплачиваемого труда на селе было мень­ше, чем в городе. Они выполняли в основном сезонные работы, что со­ответствовало возросшим потребностям в гибкой, мигрирующей рабо­чей силе. Женщины были нужны в расширяющемся производстве зер­новых, на виноградниках, во время жатвы и при переработке культур, ставших необходимыми для городского ткацкого производства: льна и растений, применяемых для окраски тканей, таких как марена и вайда. В некоторых регионах Европы скотоводство и молочное животно­водство также требовали рабочей силы сверх и помимо супружеской четы, которая в сельских областях, как и в городах, составляла основ­ную производственную единицу.

Стрижка овец, садоводство, сбор хмеля и заготовка сена — другие работы, на которые, равно как для помощи в стирке и выпечке хлеба, в основном нанимались женщины-поденщицы. Многие из этих дел по­ручались девушкам в услужении, которые обычно считали свой статус в деревне временным: конец ему клало замужество. Прислуга в дере­венском домашнем хозяйстве гораздо чаще менялась; состав слуг в го­родах был несколько более постоянным.

Относительно большое количество работ, требующих найма поден­щиков, отразилось в возрастающей роли денег как в сельской, так и в городской экономике. По этой причине сельские женщины часто старались увеличить доход семьи, продавая за наличные продукты своего труда, такие, как масло, молоко, сыр, яйца, фрукты, а иногда льняное полото, мыло, готовую горчицу и т.п.

Горожанки также деятельно торговали: как своим товаром, так и по­купным или привозным. Уже было отмечено, что это рано повлекло за собой некоторые ограничения законных прав мужа представлять жену во всех случаях; торговкам давалось ограниченная возможность вести дело от своего имени. Объем торговли изменялся в огромных преде­лах, и что важнее всего, женщины организовывались в гильдии (снача­ла для торговых поездок), которые достигли существенного преуспея­ния. Разброс в объемах торговли отражают завещания, сохранившиеся в архивах ганзейского города Любека. Если некая Мехтильда из Бре­мена в апреле 1353 г. отказала наследникам только 30 марок, включая драгоценности и другие предметы, то другая купчиха, но имени Альхейда из Бремена оставила мужу не только впечатляющую сумму в 400 марок, но также ценные украшения, серебряную посуду и дом.

Ввоз товаров из-за границы не был лишен риска. Базельские доку­менты начала XV в. показывают, что многие купцы понесло сущест­венные убытки, когда нападению и разграблению подвергся караван с товарами. Из 61 купца, снаряжавших корабль, 37 были женщины. Одна из них, Кристина Офлатерин, вложила 501 флорин, а другая, вдова аптекаря, 270 флоринов. Большинство других женщин вложили маленькие суммы, между 7,5 и 9 флоринами.

Товары, которыми торговали, включали фактически все нужное в повседневной жизни, так же как и предметы роскоши. Хотя цены оп­ределялись до некоторой степени рынком, город и гильдии вниматель­но следили за торговлей, проверяли качество импортируемых товаров и устанавливали предельные объемы торговли и прибыли. Такая регламентация, впрочем, никоим образом не требовала специализации хотя бы в одном из видов торговли. В 1420 г. купчиха по имени Цакманнина в немецком городе Гёрлице была записана как торгующая арбалетами, переметными сумами, уздечками, упряжью, поводьями, шпорами и стременами, а также серой, купоросом, ярь медянкой, кол­чанами, мылом, пергаментом, воском, бумагой и пряностями.

В раннем Средневековье, когда объем торговли еще не регулировался, одна семья могла вести и оптовую, и розничную торговлю. В та­ких случаях мужчины часто могли путешествовать для оптовых заку­пок, в то время как женщины семьи торговали в розницу в лавках. Из документов, кроме того, видно, что огромное количество независимых купчих было вовлечено и в заморскую торговлю. Они упоминаются в записях торговых городов Северной Италии достаточно рано, начи­ная с XIII в. В Генуе некая Мабилия с помощью своего сына вступает в сделку с неким Рубальдом Галеттой. Мабилия поставляла ему пару­сину и льняное полотно, которые вывозила из Швабии в южной Герма­нии; Галетга подрядился продать для нее эти товары на Сицилии за четвертую часть прибыли.

Поскольку эта форма торговли не была организована и официально не контролировалась никакой гильдией, конкуренция была силь­ной, и цены определялись местным рынком. Возможностей для полу­чения прибыли, соответственно, было мало. Хотя эта область торговли была открыта фактически для всех, как правило, мало кто мог до­стичь успеха. Поэтому налоговые реестры средневековых городов обычно причисляют таких рыночных торговок к категории тех, с кого не взимаются налоги вообще, поскольку их доходы слишком скудны.

В конце XIII в., в частности, Париж является особенно развитым центром образования, где не менее 21 женщины зарегистрированы как содержательницы элементарных школ для девочек. В начале XIV в. открывались и школы совместного обучения, но к середине века они были должны вернуться к раздельному обучению. В крупных торго­вых городах северной Италии также были школы для девочек, они по­являются с ХШ столетия. Во всех этих областях, однако, дети состоятельных родителей обычно обучаются на дому у особых учителей.

В странах немецкого языка общественные школы появились только в XIV в., когда немецкий язык приобрел признание в качестве пись­менного. Здесь женщины принимались и в ученицы, и в учительницы. Последние обычно были бегинками, как называли мирских сестер, или монахинями из новых орденов, но чаще учительницы были женами учи­телей-мужчин. Нередко супружеские пары открывали школу вместе, как в Бамберге, где городские власти определили, что учитель и учи­тельница должны состоять в браке друг с другом.

Экономическое положение учительниц зависело большей частью от типа школы, в которой они работали. Учителя городских школ по­лучали фиксированное вознаграждение (часть его выплачивалась на­турой), а иногда свободную комнату и питание. Независимые хозяйки школ жили на свой страх и риск платой, взимавшейся с учеников, час­то натурой. Поэтому неудивительно, что они часто жили сообща, как бегинки, а иногда обучение было их приработком, и у них были другие обязанности, обычно в домашнем хозяйстве. Это могло быть одной из причин, почему во многих местах городские власти предпочитали брать в учителя только супружеские пары. Здесь мы снова находим супружескую пару как основную социально приемлемую экономиче­скую единицу, партнеров по совместному предприятию.

Подавляющее большинство работающих горожанок несомненно было занято в различных отраслях ремесла, с широким спектром задач и обязанностей. В то время как одни участвовали в семейном деле, дру­гие были независимыми производителями, членами гильдий или слу­жили за плату. Женщины преобладали в некоторых ремеслах, особенно в тех, которые касались одежды и производства ткани; они пряли и скручивали шерсть, выделывали лен и работали портными, скорняками, шили ремни и сумки, а также были золотошвейками и вышивальщицами. Женщины последнего из названных ремесел изредка формировали свою собственную полностью женскую гильдию, как в Париже и Кельне.

Одна из старейших гильдий, установившая гарантированно рав­ные права мужчинам и женщинам, — это гильдия скорняков Базеля, в 1226 г. Однажды принятые в члены женщины допускались к работе, покупке и продаже на тех же условиях, что и мужчины. То же верно для поздних германских гильдий скорняков в Кельне, Франкфурте, Регенсбурге, Любеке и Кведлинбурге. За несколькими небольшими исключениями подобная ситуация складывалась в торговле тканями в позднем Средневековье по всей Центральной Европе.

Другие области, в которых женщины были особенно активны, — это приготовление съестного: выпечка хлеба, торговля мясом, ловля пре­сноводной рыбы, производство растительного масла и огородничество. После производства ткани и торговли ею наиболее часто практикуе­мым среди женщин ремеслом было пивоварение, несмотря па то, что оно требовало физической силы. Женщин можно найти и в других тре­бующих физической силы занятиях; помимо стирки и отбеливания, ко­торые традиционно рассматривались как женская работа, они работа­ли в областях, которые сегодня привычнее считать «типично мужски­ми», таких, как обработка металлов и строительство.

Во многих других ремеслах женщины могли вступить в гильдию и открыть собственную мастерскую; многие были женами или вдовами ремесленников-мужчин, но и одинокие женщины также встречались. Естественно, они должны были пробыть несколько лет в учениках.

Как члены гильдии, они работали затем на тех же условиях, что и их коллеги-мужчины, имея те же права, но и те же ограничения и общест­венные обязательства, такие, как ночные караулы и военная повин­ность. В последнем случае женщина, имеющая собственную мастерскую, была обязана выставить заместителя или оплачивать содержа­ние наемника вместо службы.

Одной из главных причин такой серьезной конкуренции, вероятно, были возможные убытки. Гильдейские мастера, и мужчины и женщи­ны, могли хорошо зарабатывать. В Регенсбурге незамужняя дочь ткача шерсти, Цецилия Воллерин, продолжала дело своего отца и оставила огромное богатство в своем завещании в 1341 г. Столкновение интере­сов разных групп разгоралось все яростнее, особенно в тяжелые време­на. Наемные работники играли и этой борьбе ключевую роль; поскольку девушки в услужении и ученицы получали на треть меньшую плату, мужчины успешно боролись за исключение их фактически из всех гильдий и к концу Средних веков добились этого.

Даже женщины-члены семей, помогающие в семейном деле, испы­тывали все возрастающее давление. В Страсбурге в 1566 г. наемные ра­ботники протестовали против того, что мастер-ременщик нанял двух своих дочерей в свою же мастерскую. Его работники привели положе­ние традиционного права, гласящее, что ремесленник не мог нанимать для работы с собой женщину. После того как мастер продолжал позво­лять своим дочерям работать, все работники-ременщики города оста­вили работу в знак протеста. Вопрос, наконец, был доведен до Аугсбургского Рейхстага, и мастер-ременщик проиграл: дочери вынуждены были прекратить работу.

«Ни одна женщина не может на законных основаниях заниматься тор­говлей, даже если она разбирается в деле так же хорошо, как мужчи­на».

Эта сентенция Адриана Бейера из книги о ремесле 1688 г. показы­вает, видимо, что события средневековой истории, в конечном счете, привели к полному исключению женщин из ремесла и торговли.

Действительно, многое, особенно в постановлениях гильдий, указы­вает на рост враждебности к женщинам и подавление независимых женских мастерских ближе к концу Средних веков. Эту тенденцию можно проследить в конфликтах, которые начались уже с начала XV в. на разных уровнях: между наемными работниками и женщина­ми-ученицами, между обученными ремесленниками и необученными поденщицами и служанками, и, наконец, между мастерами ремеслен­ных гильдий и женщинами-конкурентками, работающими вне гиль­дий. К концу XVI в. мужчины стали доминировать в прежде чисто женской гильдии обработчиков шелка в Кельне. В Рохлине и Лейпци­ге женщины были исключены из ткацкого ремесла к середине XV в. С XVI в. женщины исчезли из производства шерстяных и льняных тка­ней в Страсбурге; можно привести еще много подобных примеров.

Это наблюдение побудило многих историков сделать вывод, что в позднем Средневековье начался процесс «выдавливания женщин из профессиональной жизни», а это привело более или менее прямо к за­висимости женщин и ограничению их домашней сферой, типичному для XIX и начала XX вв. Такое объяснение не учитывает, однако, мно­жества факторов, например, того, что для купчих, занятых в местной и в международной торговле, решающая фаза выдавливания при­шлась не на XV и ХVI вв., а — если это вообще было — на ХІІІ и начало XIV вв. Например, постановление о нюрнбергских торговцах рыбой, принятое в 1300 г., разрешало женщинам продолжать торговлю толь­ко временно, в отсутствие мужа.

«Теория выдавливания» не учитывает и того, что гильдии были не только источником работы для женщин, особенно в начале новой эпо­хи. Множество женщин всегда работало прядильщицами, ткачихами и швеями вне правильных Гильдий. Развитие экономики в XVI в. толь­ко усилило тенденцию, которая началась в конце Средних веков.

Число независимых мастериц значительно уменьшилось, и в других отраслях, где требовалось образование и ученичество — таких, как развивающаяся бюрократия городов и княжеств, обучение и врачевание — женщины становились все менее успешны. Их обучение ограничива­лось все больше и больше домашним, и они были исключены из дру­гих видов обучения.

«Девушка предназначена для замужества, и никто не может ска­зать, кто будет ее мужем,

— писал Адриан Бейер в конце XVII в.,

— Но девушка, обученная делась обувь, бесполезна для кузнеца».

Из этого он выводит, что исключение женщин из ремесленных гильдий и новых профессий омрачало перспективы женского труда в начале новой эпо­хи. Роль женщин ограничилась «помощью па подхвате» или ассистиро­ванием, если не мужу, то другому мужчине-нанимателю. Ограничен­ные возможности профессиональной и социальной независимости, существовавшие в средневековых городах, были задушены новыми экономическими и политическими изменениями.

Источник:
История женщин на Западе
История женщин на Западе. Женский труд в эпоху позднего средневековья Авторка: Клавдия Опитц Источник: Выдержка из книги «История женщин на западе. Молчание средних веков»
http://womenation.org/herstory-west-midages-labour/

Различия женских пись

Мы рады приветствовать Вас на страницах нашего портала – бесплатной библиотеки деловой, специальной и художественной литературы. Мы создали этот сайт специально для тех, кто не представляет свою жизнь без книги, для тех, кто желает без особых усилий выбирать себе литературу по душе. Вы хотите погрузиться в увлекательный мир детектива или насладиться поэтическим творчеством, еще раз перечитать что-нибудь из старой и доброй классики или оценить кого-нибудь из современных авторов? Все это и многое другое Вы сможете найти на страницах нашего сайта.

Несмотря на то, что у традиционных изданий и сейчас имеется много преданных поклонников, которые особенно ценят возможность ощутить запах свежей типографской краски и пошуршать страницами, популярность электронных книг и чтения с монитора компьютера, мобильного телефона или планшета растет с каждым днем. Это вполне понятно, ведь преимущества, которые имеет бесплатная онлайн библиотека, очевидны: читателю не нужно искать время для того, чтобы съездить в библиотеку или книжный магазин, не нужно высиживать в читальном зале, а главное – нет необходимости тратить деньги на покупку новых книг.

Чтение хорошего произведения можно сравнить с неспешной прогулкой по совершенно незнакомым живописным окрестностям или дегустацией профессионально приготовленного блюда. Теперь для того, чтобы найти такое произведение, которое скрасит будничный вечер или выходной день, не нужно выходить из квартиры – достаточно иметь под рукой компьютер и подключение к сети Интернет. Воспользовавшись нашей библиотекой, Вы получите возможность читать книги онлайн на любые интересующие Вас темы, ведь у нас собрана огромная коллекция современной прозы, классических произведений, лирики и специальной литературы.

Наша бесплатная библиотека онлайн не собирается останавливаться на достигнутом. Мы планируем регулярно пополнять коллекцию книг, радовать своих читателей новейшими произведениями современных авторов и незаслуженно забытыми творениями классиков. Мы надеемся, что именно наш портал станет любимым местом поиска литературных новинок и давно полюбившихся изданий.

Чтение интересной книги отправляет нас в увлекательное путешествие по миру эмоций и чувств, мы напряженно следим за всеми перипетиями сюжета и сопереживаем любимым героям. Библиотека онлайн – это прекрасная возможность не расставаться с подобными эмоциями в любое время и в любом месте. На наш сайт можно заходить с любого мобильного устройства и не тратить попусту драгоценные минуты во время стояния в очередях или поездок на общественном транспорте. Кроме того, чтобы бесплатно читать книги из нашей библиотеки, не требуется даже регистрации. Достаточно выбрать интересующий раздел, потом – автора – и книга в полном вашем распоряжении. А, отправляя ссылки на понравившиеся произведения друзьям, Вы получите возможность обсудить онлайн книгу при встрече с ними.

Хотим обратить внимание читателей, что читать книги онлайн на нашем портале приятно и удобно – при необходимости можно увеличивать размер шрифта и переходить на любую страницу, оставлять закладки и делать пометки. Мы советуем поскорее выбрать интересную книгу из нашей библиотеки и погрузиться в неповторимый мир приключений, ведь читать книги бесплатно – это не только выгодно, но и приятно. При этом хотим напомнить, что размещенные на нашем сайте тексты произведений служат для частного ознакомления, а их использование в коммерческих целях запрещено.

Все права на произведения принадлежат их законным владельцам

Источник:
Различия женских пись
Мы рады приветствовать Вас на страницах нашего портала – бесплатной библиотеки деловой, специальной и художественной литературы. Мы создали этот сайт специально для тех, кто не представляет свою
http://readme.club/book/305-vagina.-istoriya-zabluzhdeniy/page/3

Тема XIV: Хоровая фактура и приемы хорового изложения

Тема XIV: Хоровая фактура и приемы хорового изложения.

О с н о в н ы е в о п р о с ы

Три основные функции хоровой ткани:

а) мелодическая функция;

б) гармоническая функция;

2. Определение фактуры

Цель: Теоретическое ознакомление и выявление специфических особенностей хорового письма композитора. Изучение элементов фактуры, различных типов фактуры, функции хоровых голосов для дальнейшей практической работы.

Три основные функции хоровой ткани

На протяжении веков художественная практика отбирала и отшлифовывала разнообразные выразительные приёмы изложения, соединения и переплетения хоровых голосов, которые вошли в хороведение и теорию хорового исполнительства как понятие хоровое письмо, или хоровая инструментовка. В зависимости от художественного образа и его изменчивости функции хоровых голосов также меняются. Такие функциональные видоизменения хоровой ткани, приёмов изложения могут не только помочь дирижёру постичь процесс развёртывания музыкальной формы сочинения, но и подсказать ему необходимые формообразующие и экспрессивные средства исполнительской выразительности. По замечанию С. С. Скребкова, выявление в исполнительском процессе художественной организации многоголосия есть, по существу, «борьба за овладение вниманием слушателей, за выразительность, за художественный успех».

В хоровой ткани можно выделить три основные функции: мелодическую, гармоническую и контрапунктическую.

Мелодическая функции связана с проведением в одной или нескольких партиях основной музыкальной мысли.

Гармоническая функция, охватывающая несколько голосов,- это функция сопровождения, аккомпанемента.

Контрапунктическая функция связана с дополнением, расцвечиванием, развитием основной музыкальной мысли с помощью контрастных мелодий в других голосах.

Звучание мелодического голоса в хоре определяется его окраской (тембром), громкостью, плотностью и объемом из­ложения, а также взаимодействием с другими элементами фактуры.

Тембровая окраска зависит от используемого регистра и связанной с этим большей или меньшей вокальной напряжен­ностью и яркостью звука; плотность — от того, исполняется мелодия одной хоровой партией (соло) или несколькими партиями в унисон; объем — от того, какое (одноголосное, октавное или многоголосное) изложение мелодии использует­ся в партитуре; громкость — от всех этих факторов в совокуп­ности. На восприятие характера звучания мелодии существен­ное влияние оказывают и окружающие ее голоса, которые могут существенно изменить общий колорит. Наличие других функциональных слоев в хоровой партитуре вызывает необ­ходимость выделения и обособления мелодии естественным или искусственным путем. Все эти факторы взаимосвязаны; изменение количественной или качественной стороны одного из них непременно сказывается на качестве другого.

Следует отметить, что мастера хоровой «инструментовки», как правило, более широко используют средние, и реже — крайние, особенно верхние, регистры; а также учитывают та­кие специфические для хора особенности изложения, как соответствие характера мелодии техническим и динамическим возможностям регистров, естественность мелодического раз­вертывания голосов, известную соразмерность в чередовании подъемов и спадов мелодической линии и т.д. Отметим так­же, что на характер звучания мелодии влияют не только вид изложения (одноголосного, октавного или многоголосного), тембр, регистры, плотность, динамика ведущих мелодию голо­сов, но и общая направленность развития хоровой звучности, соотношение мелодии с другими функциональными слоями.

В гомофонно-гармоническом складе исторически выдели­лись три функции голосов:

1) мелодия (главный голос); 2)бас; 3) гармонические голоса (средние).

В аккордовом складе, в отличие от гомофонного, — только две функции голосов: 1) бас; 2) гармонические голоса.

Соотношение крайних голосов хоровой фактуры (сопра­но — бас) воспринимается наиболее рельефно; средние голоса обычно менее слышны.

Одним из важных условий удобства партитуры с точки зре­ния строя и ансамбля является ясность и логичность голосо­ведения. Чем ближе мелодическая линия каждого голоса к ес­тественному развитию в рамках гармонической вертикали, тем больше предпосылок для достижения хорошего строя и ансамбля.

В хоровой практике зафиксированы следующие наиболее типичные виды голосоведения: прямое, когда голоса движут­ся в одном направлении; параллельное, когда голоса движут­ся, в одном направлении, сохраняя между собой одинаковый интервал; косвенное, при котором один из голосов остается на месте; противоположное, когда голоса движутся в про­тивоположном направлении. Характер совместного движе­ния накладывает соответствующий отпечаток на хоровой колорит. Так, прямое и особенно параллельное движение (как разновидность прямого) создает условия для неизмен­ного объема звучности. При этом уравновешивание по звучности верхней и нижней линий происходит более естествен­но, если композитор или аранжировщик выбрал для них сходные регистры голосов.

Косвенное и противоположное движение обычно связано с изменением общего фактурного и звукового наполнения и объема: ощущение расширения при расходящемся движении и сужения — при сходящемся. В чистом виде на протяжении всей партитуры эти типы движения используются довольно редко. В большинстве случаев они гибко сочетаются и взаи­модействуют в зависимости от изменчивости музыкального об­раза и характера сочинения.

Заметим также, что от характера голосоведения в большой мере зависит выразительно-эмоциональная сторона произведе­ния. Некоторые его типы благодаря ярко выраженной экспрес­сии приобрели даже значение своего рода знака. Так, параллель­ное движение голосов при всем своем образно-экспрессивном богатстве воспринимается чаще всего как единый фонический комплекс, лишенный яркой драматической конкретности. На­против, встречное и противоположное движение мелодий и фак­турных пластов, обозначающее столкновение двух полярных тенденций — спада и подъема, ослабления и усиления энергии, — воспринимается как фактор, свидетельствующий о динамичес­ком и драматургическом развитии музыкальной ткани.

При соединении голосов с гармонической функцией ис­пользуются обычно три варианта, связанные с регистрово-тесситурным расположением хоровых партий: наслоение, пере­крещивание и окружение.

Наслоение — прием соединения, в котором порядок рас­положения голосов по вертикали определяется их естествен­ным высотным соотношением: тенора располагаются над ба­сами, альты — над тенорами, сопрано — над альтами.

Прием перекрещивания характеризуется тем, что при его использовании хоровая партия, более низкая по тесситуре, рас­полагается над вышестоящей (альты — выше сопрано, басы — выше теноров). Такое расположение обычно связано с особен­ностями голосоведения или со стремлением автора получить максимально слитное звучание аккорда.

При окружении голос одного тембра располагается между голосами другого тембра, окружающими его. Применение это­го приема большей частью обусловлено поиском новых темб­ровых комбинаций.

Солирующая партия звучит рельефнее, если вблизи нее не располагаются другие голоса с развитым голосоведением, ме­шающие восприятию ведущего голоса. Свободное пространство особенно необходимо в тех случаях, когда мелодия оказывает­ся окруженной голосами, выполняющими гармоническую функцию (с этим исполнители чаще всего встречаются при мелодико-гармоническом и гомофонном складе). Гораздо более выиг­рышна для тембрового обособления ситуация, когда мелодия рас­положена над или под сопровождающими голосами (фоном).

Контрапунктическая функция — это соединение в хоро­вой фактуре двух или более достаточно развитых контраст­ных мелодий, образующих в сочетании друг с другом строй­ное целое.

Полифонический (контрапунктический) склад хорового произведения противостоит гомофонно-гармоническому. Ко­ренная особенность полифонической фактуры, отличающая ее от гомофонной, — текучесть, слитность, возникающая от рассредоточенности цезур в разных голосах. Отсутствие общих остановок, кадансов, синхронных вступлений голосов вызы­вает эффект непрерывности движения, сквозного развития.

Изложение в партитуре контрапунктирующих голосов в виде контрастного многоголосия зависит в основном от двух моментов: а) количества голосов, участвующих в полифони­ческом взаимодействии; б) состава хора — однородного, сме­шанного или неполного. Именно они предопределяют и рас­положение голосов по вертикали, и отбор средств для их выделения. Однако оба эти момента имеют большее отноше­ние к конструктивно-логической стороне композиторского творчества. С точки же зрения содержательной, художествен­но-образной (которая для музыканта-исполнителя наиболее значима) важнейшей особенностью полифонического много­голосия является способность голосов, сплетающих хоровую ткань, взаимовлиять друг на друга во имя возникновения но­вого, созданного с их помощью качества.

Обособление контрапунктических голосов по отношению друг к другу происходит естественней, если они различают­ся по тембру и регистру. Поэтому чаще всего в контрапунк­тическом соотношении находятся партии сопрано и аль­тов, теноров и басов, хотя достаточно распространены и другие контрапунктические соединения (альты и тенора, со­прано и тенора, альты и басы). Полифонический склад в хо­ровой партитуре обычно связан с широким расположени­ем голосов, дабы дать больший простор для мелодического развертывания.

В отличие от гармонического изложения, основанного на тесной функциональной и ритмической взаимосвязи голосов, полифоническое изложение основано на равноправии и отно­сительной самостоятельности голосов. Этот тип фактуры имеет свои разновидности.

Подголосочная полифония, суть которой в одновременном звучании нескольких вариантов мелодии (подголосков), сло­жилась и бытует главным образом в жанре русской народной песни, а потому и ассоциируется прежде всего с этими истока­ми. Выразительность данного вида полифонии — во множе­ственном и в то же время едином в своей основе образе, выра­жаемом с помощью ряда самостоятельных ответвлений от главного голоса. Эти ответвления (подголоски) могут быть верхними, нижними, поддерживающими, орнаментирующи­ми, а иногда и противоположными основному голосу. Но что обязательно — все они представляют собой более или менее индивидуализированные варианты основной мелодии.

Несколько особняком стоят гомофонно-полифонический склад, сочетающий в себе элементы гомофонии и полифонии, и смешанный склад, включающий в себя все три основ­ные функции: мелодическую, гармоническую и контрапунк­тическую.

Вместе с тем следует отметить, что при слишком большом разграничении отдельных голосов пропадает их взаимосвязь, то есть та общая текучесть всего движения в целом, которая достигается как раз путем как бы переливания его из одного голоса в другой. В этом смысле задача исполнителя полифо­нического сочинения состоит не только в разграничении голо­сов и фактурных пластов, но и в достижении органического единства прерывности и непрерывности движения.

С точки зрения формы можно порекомендовать исполни­телям придерживаться следующих правил.

Экспозицию нужно исполнять ритмически строго, без уско­рений и суетливости. Ее окончание (заключительная каденция) может быть подчеркнуто небольшим темповым замедлением.

Заключительная часть исполняется так же основательно, как экспозиция, но более подвижно. Окончание всего сочине­ния, как правило, подчеркивается сильным замедлением тем­па и ослаблением или усилением звучности.

Работа исполнителя над голосоведением полифоническо­го произведения включает следующие этапы: выявление роли и выразительных свойств каждого голоса; формирование представления о полифоническом развитии как о беседе, ди­алоге нескольких вокальных или инструментальных голосов, за каждым из которых закреплены некоторые постоянные ин­тонационно-смысловые характеристики; передача этих ха­рактеристик и индивидуальных особенностей с помощью оп­ределенных исполнительских (артикуляционных, агогических, динамических, тембровых) средств и приемов.

При этом нужно иметь в виду, что даже в совершенстве вы­ученные порознь полифонические голоса при автоматическом их соединении теряют свою индивидуальность, в результате чего контрапунктическая фактура становится нечеткой, «раз­мытой» и плохо прослушивается. Дирижеру необходимо уде­лить большое внимание их соединению, дабы достичь высшей двуединой цели исполнительской интерпретации полифони­ческого целого: рельефного воплощения элементов музыкаль­ной ткани в их одновременности (по вертикали) и последова­тельности (по горизонтали).

Как правило, в хоровой партитуре эти функции взаимосвя­заны. Так, голоса с ярко выраженной гармонической функци­ей при мелодическом обогащении могут приобретать значение контрапунктических, не теряя при этом своей гармонической при­роды. С другой стороны, контрапункт может осуществлять и гар­моническую функцию со всеми свойственными ей признаками.

Конкретная художественная организация хорового много­голосия реализуется в фактуре. Фактура (лат. factura — обра­ботка, от facio — делаю) — совокупность средств музыкально­го изложения, образующая технический склад музыкального произведения, его музыкальную ткань. Поэтому иногда вмес­то термина «фактура» употребляются как синонимы значения: склад, строение, сложение, изложение, подразумевающие «компоненты произведения, развертывающиеся по вертикали. Элементами фактуры являются мелодия, бас, отдельные голо­са, аккорды, выдержанные звуки, фигурация, орнаментика.

С точки зрения исполнителя очень важной особенностью фактуры является то, что она является категорией, связанной с пространственными компонентами музыкального восприя­тия. Как отмечает Е.В. Назайкинский, «связи пространствен­ных представлений с различными элементами фактуры — с аккордикой, взаимным расположением голосов, соотношени­ем тембров и регистров, с дифференциацией линий, Основные вопросыов, фактурных пластов многоголосного целого — едва ли не наибо­лее очевидны. Ведь понятие музыкальной фактуры включает в себя все три измерения пространства: «глубину» — расслоение на функционально разнородные Основные вопросыы, «вертикаль» — диф­ференциация линии и пластов по высотнорегистровому поло­жению, «горизонталь» — время, необходимое для разверты­вания всех необходимых деталей фактуры» 1 .

Не менее важной для исполнителя особенностью фактуры является то, что она связана не только с пространственными, но и временными ощущениями и ассоциациями. Так, фактур­ная «глубина», охват крайних высотных регистров часто вы­зывает представление о далеком историческом прошлом, о вос­поминаниях, о мечтах и т.д., а смена фактуры, фактурная многослойность и многоОсновные вопросыовость — о взаимосвязи прошло­го и настоящего, мечты и реальности.

И наконец, нельзя недооценивать роль изложения как фак­тора формообразующего.

Поскольку фактура представляет собой одно из наиболее стабильных, устойчивых музыкальных средств, ее изменения сразу же воспринимаются как важные и значимые.

В зависимости от того, какой общий принцип (склад пись­ма) лежит в основе музыкальной ткани, всю совокупность из­вестных в хоровой практике типов фактуры можно свести к следующим разновидностям:

мелодико-монодический (одноголосный) склад соеди­нение голосов с одной и той же мелодией в унисон или в октаву;

мелодико-подголосочный склад — изложение, в котором главная мелодия проводится в одном из голосов, осталь­ные же голоса (подголоски) представляют собой вариан­ты-ответвления основного мелодического голоса. Эта фактура свойственна ряду народно-песенных культур, и в частности русской народной песне;

мелодико-гармонический склад — соединение одного из голосов, выполняющих мелодическую функцию, с гар­монической функцией остальных при одинаковом рит­мическом рисунке обоих элементов фактуры;

гомофонный склад разнофункциональное соединение голосов, где мелодию ведет главный голос, а остальные голоса играют роль гармонического сопровождения с от­личающимся от мелодии ритмом;

гармонический (аккордовый) склад — изложение, при котором все голоса выполняют не мелодическую, а под­черкнуто гармоническую функцию;

полифонический склад многоголосное изложение, ос­нованное на равноправии и относительной мелодической самостоятельности голосов, выполняющих разные мело­дические функции;

смешанный склад — соединение голосов с тремя различ­ными функциями (мелодической, гармонической и кон­трапунктической).

Аккордовый склад моноритмично дублирует линию либо верхнего голоса, либо баса и в последнем случае может быть лишен самостоятельной развитой мелодии.

Различные типы фактуры (склада), используемые в хоро­вом письме, можно условно разделить на две группы:

соединения с тождественной функцией голосов (напри­мер, мелодический или гармонический склад);

соединения с различной функцией голосов (например, гомофонный, полифонический или смешанный склад).

Первые подразумевают известную темброво-регистровую слитность и уравновешенность звучания по вертикали, тогда как соединения с различной функцией голосов требуют, как правило, тембрового и динамического обособления хоровых партий.

Остановимся теперь подробнее на характеристике каждой из основных функций хоровой ткани.

К л ю ч е в ы е с л о в а

Хоровая фактура; функции; мелодическая; гармоническая; контрапунктическая; типы; изложение; склад; ткань; мелодия

К о р о т к и е в ы в о д ы

Для исполнителей важным моментом является знание и понимание музыкальной ткани произведения (фактуры), т.к. приёмы изложения могут не только помочь дирижёру постичь процесс развёртывания музыкальной формы сочинения, но и подсказать ему необходимые формообразующие и вокально-технические средства исполнительской выразительности.

К о н т р о л ь н ы е в о п р о с ы

Какие значения в качестве синонимов употребляют вместо термина «фактура». Дайте определение термину «фактура».

Назовите типы фактуры, в которых происходит совмещение мелодической и гармонической функций голосов.

В чем особенности контрапунктической функции.

Какой общий принцип письма лежит в основе мелодика – монодического типа фактуры.

Перечислите типы фактуры.

Назовите примеры использования в хоровом письме мелодико-гармонического и смешанного склада.

Л и т е р а т у р а

Асафьев Б. О хоровом искусстве, издательство «Музыка» Ленинградское отделение, 1980г.

Живов В.Л. Хоровое исполнительство – М., «Владос», 2003г.

Кеериг О.П. Хороведение — С-П., 2004г.

ОсенневаМ.С., Самарин В.А. Хоровой класс и практическая работа с хором — М., 2003г.

Самарин В.А. Хороведение — М., 1998г.

Самарин В.А. Хороведение и хоровая аранжировка — М., 2002г.

Источник:
Тема XIV: Хоровая фактура и приемы хорового изложения
Тема XIV: Хоровая фактура и приемы хорового изложения. О с н о в н ы е в о п р о с ы Три основные функции хоровой ткани: а) мелодическая функция; б) гармоническая функция; 2 .
http://studfiles.net/preview/5439073/page:16/

COMMENTS